Госпожа Шляпа
Это реально...
1991 Год.

Этим летом Адриану исполнилось одиннадцать лет. Этот день ни чем не отличался от таких же предыдущих, а потому быстро забылся в преддверии начала обучения в Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс. Действительно, празднование очередного дня рождения и сравнивать не стоит с первым и единственным в жизни поступлением в школу, с первым выбором волшебной палочки и, конечно же, с приобретением Хедвиг. Дни рождения ещё будут, а мандраж перед первым учебным годом бывает всего раз в жизни и Анри насладился им с лихвой.

К примеру, чего стоила ему первая поездка в косой переулок, когда чуть ли не каждый школьник и родитель бросал на него поражённые, влюблённые взгляды и норовил потрогать за рукав или заговорить о великой чести встретить его. Чересчур активное внимание к его персоне мешало не только ходить по переулку, но и приобрести письменные принадлежности, книги, школьную форму. Конечно, всего этого можно было бы избежать, согласись он заказать всё необходимое совиной почтой, но мальчику так хотелось выбраться из многолетнего заточения и Северус пал под натиском его уговоров.

Помимо положительных впечатлений, которые не омрачили даже надоедливые зеваки, было и несколько разочарований, которые, впрочем, тоже не долго беспокоили и забылись с покупкой белоснежной любимицы.

До отъезда в школу оставались считанные дни, а Драко так и не появился. Адриан вообще не видел его уже около четырёх лет. В первые месяцы разлуки он сильно тосковал и был очень вялым, но потом свыкся. Тогда он решил, что тому он надоел и Драко уехал на отдых в другую страну. Подальше от Анри, куда даже не могла долететь его сова, что бы передать послание.

После рассмотрения изменений к закону очень многое в его жизни изменилось: Драко стремительно покинул отчий дом, Сев появлялся только на школьных зимних и летних каникулах, мальчику не разрешали покидать территорию поместья, а ещё к Малфоям зачастили странные гости. Зато он нашел себе двух новых друзей в лице существ, так не похожих на нормальных людей.

Драко уехал сразу после посещения министерства. Представитель коммуны вейл настояла на его воспитании в природных условиях, т.к. неизвестно чем может обернуться взросление мужской особи в среде обитания обычных волшебников. Нарцисса некоторое время сопротивлялась, но сдалась под нажимом главы отдела регулирования магических популяций и контроля за ними. Тем более, что ей одной из всех было разрешено посещение любимого сына. Драко и Адриан не смогли даже толком попрощаться, блондина увели прямо в зале заседания, а затем настала его очередь оказаться в центре внимания.

По просьбе Миллисент, Фаджа и Дамблдора с него сняли морок, который скрывал внешность в целях его же безопасности. Не известно что заинтересовало их в хрупком мальчике, но все трое частенько бросали в его сторону заинтересованных взгляды пока ещё магия скрывала его истинный облик. Как только морок спал в зале воцарилась гнетущая тишина, а затем раздались ликующие возгласы. Чародеи Визенгамота и министры, присутствующие в зале заседания, увидели в нелепо полученном ещё день назад магическом шраме на лбу ребёнка знак спасителя Англии и победителя Того-Кого-Нельзя-Называть. Шрам не заживал, несмотря на все старания Франсуа Бруссе и Северуса, которые старались лишить ребёнка этого внезапно приобретённого уродства. Дамблдор несколько месяцев не оставлял попыток выведать каким образом ребёнок попал к Снейпу. Ради обретения временного мира в мэноре для директора Хогвартса была придумана правдоподобная история, которая была приправлена некоторыми реальными фактами, что бы старик не почуял попытку обмана. Для безопасности мальчика от внезапно появившихся поклонников и преследователей ему было запрещено покидать территорию поместья. Ему даже толком никто не объяснил чем вызван ажиотаж вокруг его персоны. Однако защитить его ещё и от официальных визитов высокопоставленных лиц не удалось, а потому не реже раза в месяц на чай в Малфой мэнор заглядывали странные люди, которые настаивали на присутствии за столом Мальчика-Который-Выжил. Так проходили его будни. Единственным собеседником, который мог изъясняться нормальный человеческим языком, был домовик. Когда тот был занят поручениями, мальчик делал многочисленные домашние задания. В первое время он относился к этому серьёзно, но поняв, что контроля за ним никакого, задания стали похожи на отписки. За два года такой жизни он привык находить себе занятия. Когда он оставил попытки связаться с Драко, когда тётя Цисса нежно улыбаясь попросила его не писать ему, когда Северус только придя домой тут же скрывался в кабинете Люциуса... В общем, когда он остался предоставлен самому себе, мальчик занялся двумя очень увлёкшими его заданиями: шкодничеством и самообучением.

Шкодничал он по крупному, проворачивая хитроумные, насколько позволяло детское воображение, махинации с предметами, многочисленными гостями, Малфоями, эльфами... Все до кого он мог дотянуться стало его мишенями даже не предполагая, что всему виной детская обида. Многие эльфы были наказаны ни за что. В свободное от проказ время он читал и практиковался. Нет, он не пользовался палочкой, потому как ему её обещали купить только перед поступлением в школу, а потому он читал другие не менее полезные книги, которые содержали заклинания и объясняли как их творить. Он вновь увлёкся, а из-за практически полугодового отсутствия Северуса никто не заметил, что мальчик стал плохо видеть. Настолько плохо, что после обнаружения дефекта пришлось воспользоваться маггловским изобретением- очками. Откуда они и кто ими раньше пользовался Анри не знал, но свойство увеличительного стекла заинтересовало его.

Лекруа, который ещё четыре года назад был ему чуть ли не ближе отца, пропал вскоре после принятия извинений к закону Грогана Стампа. Северус не распространялся на счет него, предпочитая тут же сменить тему. И вот, через стольких лет затишья Адриан получает с совой письмо от него. В письме короткое поздравление и извинение за внезапное исчезновение так много лет назад. Мужчина извинялся и обещал прислать подарок в Хогвартс, а затем когда-нибудь навестить его лично. Несмотря на потрясение мальчик был рад, а потому спрятал письмо. Он догадывался, что остальным не понравится внезапное объявление пропащего. Послание стало его сокровищем.

Последние дни перед отъездом пролетели незаметно и вот уже настал день, когда надо было садиться на поезд и отправляться в путь. Он пообещал себе найти настоящих друзей и ни за что не попасть на факультет Слизерин. Пусть это факультет его отца, пусть Малфои учились там же, пусть даже Драко, если вернётся, поступит туда, а Адриан выберет другой. Неважно какой, но другой. За четыре года это желание укоренилось в его сознании.

— Пора,— в дверном проёме показался Северус в своей профессорской черной мантии,— ты отправишься на вокзал с Люциусом, а мне нужно быть в школе уже сегодня. Встретимся там, Адриан. Веди себя хорошо.

— А... Драко?— несмотря на всё, Адриан тосковал. Да и было бы странно, если наследник Малфоев не пойдёт в школу, ведь его родители учились там, да и не только по этому. Школа- это должно быть весело, правда?

— Он прибыл сегодня рано утром. Они покупали палочку. Ты встретишься с Циссой и Драко на перроне. Поторопись, Анри.

— Конечно, Сев. Я практически готов.

Известие о том, что Драко прибыл, но так и не пришел к нему, очень задело. Как ему вести себя? Что сказать? Пусть Драко ломает голову сам, ведь он не ответил ни на одно его письмо, а значит Адриану больше нечего ему сказать.

Вот они уже прошли сквозь колонну. Перрон с этой стороны выглядит иначе.

Хедвиг возбуждённо ухала в своей клетке. Она озиралась по сторонам, рассматривая мельтешащих прохожих. Анри вёл себя также, разве что не ухал. Столько детей в одном месте он видел в первые. Кто-то пришёл с родителями, кто-то был ведом своими старшими братьями или сестрами. У всех большие чемоданы, а у кого-то даже совы в клетках:

— Ну вот, Хедвиг, ты не одна такая. Потерпи немного. Приедем и ты найдёшь себе друзей,— птица хлопнула крыльями и одобрительно ухнула.

— Адриан, я пойду поищу Нарциссу и Драко. Постой здесь.

— Ммм... Ага,— Люциус ушел. Он выделялся из толпы своей горделивой походкой, вздёрнутым подбородком, дорогой одеждой, а также уложенными необычно белыми волосами, что были чуть длиннее его плеч. Он был красив, но холодность в глазах и скупость в эмоциях давали разрешение лишь наблюдать за ним со стороны, как за произведением искусства в Лувре, к которому нельзя прикоснуться. Перед ним все расступались, словно вода перед Моисеем, а затем поток людей сомкнулся, закрыв его прямую спину.

Он остался один. Поезд пыхтел белыми пушистыми облаками и это всё так завораживало. В первый раз он видит настоящий поезд в живую, а не на картинках. Это нечто. Большой, красный и прекрасный. Кто-то задел его тележкой и мальчик обернулся посмотреть кто бы это мог быть. Перед ним была многочисленная семья. Самыми приметными били их волосы- они были ярко рыжие. Их цвет заставил Адриана улыбнуться.

«Семья волшебников. Все их дети учатся в Хогвартсе, а это наверное младшие: мальчик и девочка... Интересно, попаду ли я на один факультет с одним из них?»

Рыжеволосая женщина заметила любопытный взгляд Анри и добродушно улыбнулась. Её улыбка была искренней и открытой:

— Ты один? Что стоишь? Заходи в поезд. Он скоро отправляется. Ты в первый раз едешь в Хогвартс?— дождавшись положительного кивка головой она улыбнулась ещё шире, — Мой сын Рональд тоже в первый раз. А Джинни ещё маленькая... Было бы здорово, если бы вы поехали вместе. Это мои старшие,— она кивнула в сторону трёх ребят двое из которых были близнецами,— Ну что же, а теперь все по вагонам, пока свободные места ещё есть!

Она подошла к Анри и поправила его одежду, которая была ему в пору, но на худом теле всё равно казалось слегка великоватой. Женщина замерла, заметил на лбу мальчика шрам. Её лицо было удивлённым всего мгновение, затем она толкнула его телегу к поезду лучезарно улыбаясь:

— Я помогу, Гарри,-— он никогда не слышал, что бы к нему так обращались, а потому не сразу понял что к чему. Рональд и другие дети стали перешёптываться, но это не было обидным.

Он совсем забыл о Малфоях, которые взволновались на найдя ребёнка в нужном месте, но т.к. Адриан был вполне самостоятелен решили, что он справился сам.

Гудок. Поезд тронулся. Рональд Уизли, так представился мальчик, был одет в поношенную одежду. Адриан не видел в этом ничего особенного или странного, а потому последовал за ним в последнее, как ему показалось, свободное купе. После присоединилась ещё Гермиона. Во гуще толпы Адриан разбил очки и горевал над ними, пока не пришла эта девочка с густой копной волос и не починила их. То, что она читала сверх программы поразило его и в тоже время пристыдило, ведь он последний год почти забросил свои домашние задания.

Пока они ехали Рональд заинтересованно расспрашивал его о шраме. Северус запретил рассказывать, то что шрам простая случайность, а значит Адриану пришлось соврать, что он ничего не помнит, ведь тогда он был совсем маленьким.

Пейзажи стремительно сменялись, а когда подходило время остановки в купе заглянул Драко. С ним было ещё двое. Они выглядели устрашающе, но интеллектом по видимому не обладали, а он был прекрасен. Он был чертовски прекрасен, а двое приспешников оттеняли его, делая неземным. Малфой был рассержен и взволнован, но когда увидел Адриана, лицо его просияло. От этой улыбки сердце Анри ёкнуло. Радость того была не долгой, ведь рядом с его обожаемым другом детства сидел сын предателей крови. Отец не единожды рассказывал Драко о них, а ещё часто, особенно в последние месяца, посылал письма с описаниями желательных и не желательных знакомств.

— Анри, пойдём. Я занял нам купе и там не будет этого рыжего отпрыска.

— Драко? — тон блондина не понравился ему, а ещё он обидел своим высказыванием первого мальчика, который был с ним дружелюбен,— Я остаюсь здесь. И мы скоро приедем.. это неудобно.

Так тяжело было разговаривать с ним, после стольких лет разлуки. Каждое слово давалось с трудом, словно его горло сжали в тиски.

— Да что с тобой? Тебе приятно его общество? Мне есть, что тебе сказать, так что не валяй дурака и следуй за мной.

— Я не пойду. Лучше ты уходи.

Его поддержала Гермиона и вновь осмелевший Рон, хотя только мгновение назад он трусливо вжимался в угол. Отец предупреждал его о Малфоях, а старшие братья когда-то много рассказывали об их семействе нелицеприятного.

— Пф. Как хочешь,— Драко обиделся и Анри понимал это. При случае он извинится.

Оставшееся время до прибытия он провёл в молчании, игнорируя попутчиков. Перед самой остановкой он спешно переоделся, т.к. Гермиона сказала, что это необходимо сделать сразу.

Мантия. Он выглядел в ней необычно, но сама одежда была для него нормой. Он часто видел как в такой ходил отец,

Люциус и некоторые из странных гостей, но теперь и он станет волшебником, а значит мантия станет его повседневной одеждой.

Зашедший в купе взрослый мальчик велел готовится к выходу и оставить вещи в поезде, т.к. их занесут сразу в комнаты, где они будут спать. Анри следовал за Гермионой, полагая что та знает куда идти и что делать. Это было действительно так. Девочка рассказала об озере, немного о самом здании школы. Школа... Замок произвёл неизгладимое впечатление на мальчика. Он был во много раз больше поместья Малфоев, хотя после дома его отца Малфой мэнор казался ему необычайно огромным. А ещё Анри в первый раз увидел полувеликана. Он был огромен. Здесь его во второй раз назвали Гарри. Несмотря на величественный размер лесничий показался ему добрым.

День клонился к ночи, а сюрпризы не кончались. Это был самый насыщенный день в его жизни.

Вот они стоят на лестнице перед дверями в большой зал. Женщина профессор рассказывает процедуру распределения, а затем уходит сообщить, что дети готовы.

— Анри,— голос Драко он узнает всегда. Тот всё ещё был обижен, но то, что он заговорил первым было необычайно странно,— Давай веселиться вместе,— он протянул ему руку.

Адриан не сразу понял к чему клонит блондин, но когда понимание пришло он отрицательно покачал головой:

— Извини, я не поступлю на Слизерин.

— Что? Что ты говоришь такое?!— прекрасное лицо исказилось злобой,— Как это не поступишь? Ты должен дружить только с правильными волшебниками, а не с предателями крови или маглорождёнными!

— Мне всё равно кто они... Я хочу найти друзей.

— Я твой друг!

— Заходите,— голос профессора отвлёк их и Адриану удалось уйти от ответа.

Всю дорогу до профессорского стола он шел опустив голову, а затем также понуро сел на табурет. Пыльная шляпа опустилась ему на глаза:

«Ммм... Храбрость, ум... Хитрость, самоотверженность. Какой трудный выбор.»

Адриан вздрогнул. Он интуитивно догадывался, куда направит его шляпа, если он не встрянет в её размышления:

«Не трудный. Куда угодно, только не Слизерин.»— перед глазами всплыло расстроенное лицо Драко, но он отмёл его.

«... Только не Слизерин? Ты хорошо подумал? Из этого факультета выходят великие волшебники... Ты тоже можешь стать великим».

«Только не Слизерин!»

«Но это было бы лучшим выбором... »

«Нет, прошу тебя, шляпа, только не Слизерин».

«Как хочешь... Смотри не пожалей. Тогда...» Гриффиндор!

— НЕТ! — Драко был зол. Из его рук выпал кубок, который ему подали в знак принятия на зелёный факультет. Его голос был заглушен ликующими возгласами стола с красного факультета. Рон и всё ещё рыжее семейство хлопали его по спине и поздравляли. За столом Слизерина все настороженно наблюдали за сменой настроения на лице новоиспечённого одноклассника.

День наконец подходил к концу. Все выдвинулись в факультетские комнаты, что бы выспаться перед первым учебным днём. Анри ни разу не взглянул на стол Слизеринцев, но ощущал как рассержен Драко. Он предполагал, что тот будет искать с ним встречи, но Адриан научился жить без него. Не он его бросил. У него будут новые друзья.

Рон, Дин, Невилл были размещены в одну спальню. Их вещи стояли у постелей, а Хедвиг, как догадался Анри, уже в совятне. Все мальчишки были настолько разными, насколько это можно было себе представить: Дин- среднего роста мулат, рыжий и довольно крупный- Рон, пухленьки и маленький- Невилл и он сам с взъерошенными волосами и шрамом на лбу. Они станут друзьями- в этом Адриан Снейп не сомневался.

После отбоя Драко и Адриан долго не могли заснуть. Оба перебирали в памяти прошедшие в разлуке годы и первую встречу за столько лет. Когда они наконец заснули было уже очень поздно.

@темы: Главы