14:54 

18. XVIII. Три дня.

Госпожа Шляпа
Это реально...
Три дня до повторного рассмотрения закона Грогана Стампа.

В камине кабинета директора Хогвартса вспыхнуло зелёное пламя. Его свет отразился от круглых стёкол Дамблдора, сидящего на своём привычном месте:

— Вы заставляете себя ждать.

— Уверен, то что я скажу стоит вашего ожидания, директор,— седовласый гость, немного прихрамывая, вышел к директорскому столу.

— Прошу присаживайтесь,— скупой жест рукой по направлению к креслу.

— Благодарю....

— … Я вас слушаю.

Спящие до этого момента портреты навострили уши и принялись подслушивать. Подслушивание вообще является их постоянным времяпрепровождением.

В это время в Мэноре, принадлежавшем Малфоям, лорд встречал дальнюю родственницу своей супруги- Ноксиэллу урождённую Розье. К ним присоединились зельевар и гувернёр Адриана Лекруа. Экстренное собрание началось. Хотя действительно экстренным оно были лишь для посвящённых, для остальных пока разыгрывался спектакль в стиле размеренной жизни аристократии. Люциус немногословно и за бокалом вина объяснил ситуацию, упуская все возникающие трудности с не чистокровностью некоторых членов своей семьи, а также с усыновлением Анри.

— Мисс Розье, ваш труд на пользу министерства достоин… — начал было Люциус, но он был прерван Ноксиэллой, которая была далека от понятия эстетической красоты размеренной беседы.

— Вы наконец собираетесь сказать то, для чего позвали меня, лорд? Вы вспоминаете обо мне только когда вам необходима моя помощь, но никогда не раскрываете карты полностью. Не доверяете?

Лорд Малфой не терпел, когда его прерывали или перебивали, но сегодня, сейчас, нельзя было поступать необдуманно. Он был рад, что рядом с ним Нарцисса.

— Дорогая моя, Малфои доверяют вам, уж поверье, если бы это касалось только нас... — она вызывала заинтересованность у своей родственницы снисходительными речами, прекрасно зная, что та всё понимает, но пойдёт на что угодно из-за своего любопытства, — только нам нужны гаранты доверия. Нечто большее, чем оказанная нам в прошлом помощь.

— О чём вы? Я не предавала вашего доверия и ни разу не навлекла на себя даже малейшее подозрение!

— Мы благодарны вам за это, но прошу понять и нас...

— Я не пойму, пока вы не объясните. Вы позвали меня сегодня что бы сказать нечто важное, но... — Она перевела взгляд на стоящего в стороне зельевара, миновав Лекруа. Весь вид Северуса говорил о пренебрежительном отношении к её особе. С этим ничего не поделать. Она ему всегда не нравилась.

— Мисс Розье, вы узнаете всё и даже станете частью этого, есть проявите выдержку,— холодно проговорил Люциус, поднимаясь с дивана и неспешно направляясь к Северусу. Сам он постепенно терял терпение и только обыденно-отстранённый вид друга перед глазами мог сдержать его вспыльчивость.

— Дорогая Ноксиэлла, — продолжила Цисса,— я не могу обещать, что услышанное даст вам какие-нибудь особенные привилегии или что всего вы по прежнему будете в безопасности, но решить только вам...

— Помогать или нет?

— Присоединиться или отказаться. Стать одной из нас и иметь возможность менять ход истории или остаться в неведении,— она продолжая открыто «сластить» подаваемое родственнице «блюдо».

— Нарцисса, я никогда не придам вас и род Малфоев. Мне вы можете доверять!

— Готовы ли вы поклясться... присягнуть в верности? Это последняя возможность отступить. Для вас обоих,— она перевела взгляд с девушки на Лекруа, который не повёл даже бровью и с готовностью встретил испытующий взгляд леди Малфой.

Когда было надо, супруга лорда могла принимать нужные личины: быть обворожительной, наивной, прямой, серьёзной и даже грубой. Сегодня необходимо было заинтересовать и привлечь на свою сторону так, что бы в опасной ситуации не подставиться под удар в спину.

— Присягнуть? — Перспектива служить никого, в ком течёт кровь аристократов, не радовала, но Розье не столь гордый род как Малфои. Гордость иногда мешает, — Я не из робкого десятка и ещё в нашу первую встречу я почувствовала, что только будучи на вашей стороне смогу добиться большего, чем сидя в пыльном кабинете министерства. Потому я согласна.

Лекруа даже не пришлось уговаривать. Гувернёр хоть и не знал всех тайн, но уже не был посторонним. Рассудив глядя со стороны выгоды он решил, что риск не велик и дал своё согласие сразу вслед за Розье. Тем более, что наличие тайн, в сохранности которых он не участвует, волновало его душу.

В короткие сроки был подписан магический договор с правами и обязанностями, а также заключены непреложные обеты с целью сохранить тайны семей. Атмосфера секретности ничуть не страшила Ноксиэллу- авантюристку по натуре. Она нутром чувствовала, что протянула руки к чему-то необычному, тайному и пусть она не сможет этим ни с кем посторонним поделиться, она-то должна знать всё.

За обсуждениями прошло больше часа, а Нарцисса не рассказала и десятой части из того, что нужно было поведать двум новым соучастникам. Терпение Люциуса закончилось на повторении для Лекруа параграфов закона Стампа и всех положений с ним связанных. Закон хоть и был действующим, но он не слишком часто использовался в мирное время. Несмотря на то, что когда-то гувернёр был чиновником, сейчас он всего себя посвящал Адриану и охладел к политике, что не скажешь о Люциусе.

— Необходимо заручиться поддержкой не только в самом министерстве, но и за его пределами. Следует связаться со всеми коммунами и представителями. Нам надо собрать настолько неопровержимые факты, что бы даже Дамблдор не смог возразить, — лорд оперся на спинку дивана, — расторопность в данном вопросе крайне важна.

— Да, я полностью согласна с этим! Готова помочь. В архиве министерства есть данные по некоторым расположениям крупнейших известных коммун. У меня там знакомая... Ну мы иногда посещаем ипподром по выходным. Однако я не смогу пройти одна по каждому адресу, да к тому же времени ничтожно мало. Нам также нужны исследования и мнения сведущих... Представители!

— Мы поможем,— высказалась Нарцисса, в одобрительном жесте положив ладонь на руку Ноксиэллы,— я и Лекруа. Ведь так? — она повернула лицо к гувернёру и тот молча кивнул в знак согласия.

— Тогда мы управимся быстрее... раза в три!— воодушевившись, она уже строила планы.

— У вас два дня,— хмуро напомнил Северус

— Да, на третий день у нас должна быть готова база... — не смог не согласиться Люциус,— Я свяжусь с колдомедиком и займусь документами. Северус,...

— Я займусь делами. Навещу Дамблдора.

Упоминание о встрече с кем-то, кто грозит миру в Малфой мэноре, не было встречено дружелюбно. Лекруа и Нарцисса нахмурились, не смотря на то, что знали о занимаемой Северусом должности преподавателя по зельям. Известие о предстоящей встречи одного из входящий в «тайное сборище» с самим Дамблдором особенно не понравилось мисс Розье:

— Для чего? Дамблдор сильный маг, хороший легилимент и он ведь оппонирует нам! Если он узнает о том, что мы замышляем, о том, что собираемся провернуть у него под носом...

— Мисс Розье, вы пока не знаете всего. В данном случае это может быть необходимо. Надо знать о его планах, о том чем он располагает уже сейчас... — Лекруа встал на защиту своего наставника по зельям.

— Я могу за себя постоять,— Северус пристыдил чиновницу одним лишь взглядом,— беспокойтесь о Фадже и Миллисент и не лезьте туда, где вам не рады.

— Как вы... !— надменный тон задел юную особу, которая уже считала себя равной всем присутствующим, но не встретив поддержки со стороны Малфоев, она замолкла.

— Нельзя забывать о детях, как минимум Драко должен будет появиться в министерстве. Может проверки на чистокровность вы и избежите, но появиться там необходимо всем. Возможно даже не скрыться и нам с Адрианом,— продолжил рассуждения Северус. Люциус желал во что бы то ни стало избежать позорной проверки. Просто сам её факт выводил его из себя. Он считал высшей степенью наглости просить его и его семью пройти подобного рода процедуру.

— На удачу полагаться не стоит,— подытожил зельевар,— если на сегодня моё присутствие здесь более не требуется я вернусь к своим делам.

— Пойдёшь к Анри?— голос Люциуса застал зельевара у дверей залы.

— Загляну к ним. Прослежу за поведением Драко, что бы тот чего не натворил, а потом посмотрим..

— Северус, я полагаюсь на тебя.

Полы черной мантии вовремя проскользнули меж дверей прежде чем те захлопнулись. Он торопился к сыну, но чем ближе было отведённое им гостевое крыло и комната Анри, тем стремительнее угасало его воодушевление.

Профессор Школы Магии и Волшебства Хогвартс ощущал присутствие липкого страха перед началом своей прямой работы. Если все его ученики будут похожи на Драко или Анри, то он не просто лишиться сна. Пусть Анри и не ведёт себя взбалмошно как Драко, но его проделки куда серьёзнее, что не делает проблему легче.

Практика в общении с более чем одним ребёнком ожидала его прямо сейчас. За дверью в комнату, что была отведена Адриану, он услышал их голоса. Дети о чём-то спорили.

«Волшебная палочка... квиддич... Слизерин», — тема Хогвартса была на уме не только у него. Кажется разборка была в самом разгаре. Драко настаивал на том, что они непременно попадут на факультет аристократов и будут весело проводить там время, насмехаясь над облезлыми котами, больными голубями или забитыми крысами. Северус ещё подумал откуда мальчик мог набраться таких выражений. Анри же не был столь красноречив, но за его рассуждениями скрывалось опасение на счет разделения по факультетам. Живущему столько лет без общения со сверстниками его первых выход в свет был ужасен. Гордые, надменные, но красивые дети окружали его, но ни один не проявил к нему и толики тёплых чувств. Он не был похож на них. Даже Драко по началу казался Адриану далёким... А если учесть неприятный опыт их знакомства, то тут и сравнивать не с чем. В голосе мальчика слышалось опасение, что не он будет смеяться, а над ним, если он попадёт на факультет, где все такие же отличающиеся от него, как Драко. Однако, занятый мечтами о предстоящих семи годах в Хогвартсе блондин не проявил должной проницательности и остался в неведении, что не скажешь о стоящем за дверьми зельеваре.

«Я не думал о предстоящих его школьных годах серьёзно. Впереди ещё пара-тройка лет... Они пролетят незаметно», — он занёс руку для стука, — «Я готовлю его к школьной программе уже сейчас. Он способный. Не во всём, но с такой подготовкой трудностей с учёбой не будет, однако... Проблема в общении со сверстниками. Я допустил ошибку?»— стук в дверь. Дети прекратили спор и Драко показался в дверном проёме.

— Сев!— с кровати послышался радостный голос Адриана,— мы как раз решили кто где спит.

— Крёстный, это не правда! Он хочет что бы я спал на том диване, а я не хочу там спать!

Комната Анри была просторной и потому абсолютно свободно вмещала в себя не только кровать, но и диван, гардероб, стол со стулом и сундук.

— Ничего не поделаешь, — констатировал Адриан, забираясь под одеяло и как бы ставя точку в споре,— Это моя комната.

— Но я хочу! Хочу спать с тобой на кровати ! — он обиженно дул губы и дёргал за рукав мантии Северуса, которого раздражала эта сильная привязанность Драко к его сыну, но ещё больше его раздражало то, что даже если Анри говорит нет- для Драко в конце концов это будет да.

— Решайте сами. Радуйтесь, на пару дней вы будете предоставлены эльфам «а значит самим себе». Из этого крыла не выходить. Взрослых не отвлекать.

— Что-то случилось? — зелёные глаза сощурились

— Дети не должны встревать в дела взрослых. Сидите тихо и ещё... Драко, если я узнаю, что ты чем-нибудь провинился...

— Крёстный! Пусть он разрешит спать с ним на кровати и я буду послушным! Обещаю!

Северус отчетливо слышал, что дело тут не в кровати, а в его сыне. Да, Драко никогда не спал на диванах, но сейчас была возможность целые сутки быть неразделимым с Адрианом и он решил не упускать её.

— Я уже дал ответ на твою просьбу. Повторяю, если забыл. Решайте сами, но, Анри, будь благоразумен.

— Ты его балуешь, Сев.

От вида детской обиды на личике сына с лица Северуса спала напряжённость, которая не покидала его с самого начала сегодняшнего дня. Да, он сделает всё возможное и всё невозможное, если потребуется. И, Мерлин, как же скоро от него потребуется такая самоотверженность...

— О, да,— он подошёл к постели и положил руку ему на голову,— я полагаюсь на тебя.

— Угу... Драко, ты можешь спать со мной. Надеюсь, не пинаешься.

— Хе-хе!— он был переполнен чувством победы! Он добился своего.

Ничего не поделаешь, если их тянет к друг другу. Северусу ещё трудно свыкнуться с тем, что кроме него в сердце Адриана ещё есть Драко с Лекруа, а может особое место заняла и чета Малфоев. Монополия- мечта и заблуждение.

Помимо отцовской ревности есть ещё дела, но идти к кисло-сладким угощениям сейчас совсем не было желания.

— «Будто меня кто-то спрашивает. Сам подписался». Я за вами слежу. Что бы вы не скучали, я оставил эльфам ваше домашнее задание. Сделайте его в свободное время.

Не смотря на отсутствие желания покидать пока ещё живущий в мире мэнор, откладывать дела Северус Снейп не любил, а потому после дачи поручения направился к двери.

— Доброй ночи,— пожелал сын своему отцу несмотря на то, что за окнами день лишь клонился к вечеру. Он интуитивно понимал, что не увидит Северуса ещё пару дней. Драко также помахал рукой и устроился рядом с брюнетом, доставая настольную игру, чьи фигурки на карточках, как и в зачарованных шахматах, двигались сами.

— Доброй,— прошептал зельевар, закрывая за собой дверь.

— Желаю удачи, директор,— проговорил Бруссе, бросая в камин горсть летучего пороха. Ненавязчивое потрескивание магического огня заполнило тишину покидаемого кабинета.

Сегодня он наконец сделал шаг к восстановлению репутации своей семьи и, кто знает, может в ближайшее время верхушка Лондона вновь станет прислушиваться к его мнению. Он пока не знал, чем обернётся для него такой смелый первый шаг.

Никто не знал чем закончится пересмотре закона, но все тешили себя надеждами. Чьи-то исполнятся, чьи-то полетят крахом, но все понимали, что теперь не будет как раньше.

@темы: Главы

URL
   

Сны вейлы или А если так?

главная