Госпожа Шляпа
Это реально...
Близился обед, а значит лорду Малфою надо спускаться в столовую. Задержав ещё на несколько мгновений в руках газету Люциус швырнул её на стол. Ничего более глупого и в тоже время невероятного он ещё не читал.

Глава отдела регулирования магических популяций и контроля над ними явно симпатизировал Фаджу. Глава департамента чрезвычайных ситуация и по совместительству заместитель министра магии Корнелиус Освальд Фадж, метивший на место Миллисент Бегнольд- действующей женщине министру, старался как можно чаще мелькать в новостях, принимать участие в жизни магов и ещё более упрочить своё положение негласного главы министерства. Многие чиновники и жители магической Британии за спиной Миллисент звали его по желаемой им должности, что бы задобрить тщеславного чиновника. Действующая глава министерства не была глупа, мягкотела или легко ведома, как могло показаться из-за отсутствия у неё должного авторитета среди подчиненных. Она исправно исполняла свой долг и даже время от времени не забывала напоминать чиновникам в подчинении кто именно находится во главе министерства. Однако как она не старалась, а фактическая власть Корнелиуса была значительно выше её документально заверенной. Даже сама Миллисетна иногда позволяла себе полагаться на главу по чрезвычайным ситуациям- консервативные чиновники не желали слушаться женщины начальника. Это не было для магической Британии новшеством, однако, женщин всё-таки у власти было меньше чем мужчин. Всё чаще она отходила от дел по личным причинам и слагала все полномочия на Фаджа, чему последний был несказанно рад. Видимо и в этот раз в очередное отсутствие министра магии Фадж «попросил» главу четвёртого уровня Министерства пересмотреть принятый Гроганом Стампом закон о классификации и надзоре за магическими существами. Корнелиус хотел держать в своих руках всю Великую магическую Британию, а если посчитать сколько не чистокровных магов чьи родственники или они сами связали свою жизнь с магической фауной, то добрая доля всего населения будет приходить к нему на подпись и тешить, тешить его гордыню и самолюбие.

Люциус запер дверь в свой кабинет и неспешно, немного лениво, направился в сторону столовой.

Многие чистокровные семьи будут, несомненно, благодарны будущему министру магии — ну кто бы сомневался, что он своего когда-нибудь добьётся — за столь сильное разделение населения на низший и высший сорт магов. Подобный закон явно даёт понять всем загрязнителем магической крови, что следуя своим ужаснейшим вкусам они испортили жизнь себе и своим потомкам. Сам Малфой ещё лет семь назад посетил бы Министерство с личным визитом одобрения, реши Фадж изменить этот закон немногим раньше, а сейчас Люциус уже не рад ещё одной возможности показать своё превосходство. Да, конечно, он уверен в безупречности своей крови, но вот в следствии событий последних семи лет того же нельзя сказать о его супруге и сыне. Блэки, не смотря на дальнее родство с вэйлами, никогда не были занесены в регистр полу магических существ, но с учетом нововведений этот грешок может всплыть на поверхность и запятнать, и так не чистую репутацию Малфоев. К клейму бывших приспешников Сами-знаете-кого прилепится клеймо «существ». Следовало что-то предпринять и так, что бы об этом знало как можно меньше людей. Честь, гордость и репутация находятся под угрозой.

Шагнув на первую ступеньку по пути в столовую внимание Люциуса привлек человеку, стоящий в парадной его поместья. Домовой эльф, впустивший гостя, тут же очутился у уха хозяина и прошептал имя и статус пришедшего. Домовик был взволнован, прекрасно понимая, что такие гости могут вновь расстроить хозяина.

— «Что ему здесь понадобилось? Раскопали на меня что-то?» — нахмурившись спрашивал себя лорд, — Чем обязан визитом? — поинтересовался он, спускаясь по лестнице так, словно удостаивал смертного лицезреть лик святого Мэрлина в своей персоне.

— Лорд Малфой, прошу простить, что я прибыл без приглашения. Перейду к цели моего визита. Вы уже читали газету?

— Не тяните время. У меня оно уж точно не резиновое.

— Прошу прощение. Минис... кхм... заместитель министра Корнелиус Фадж созывает благородных волшебников присутствовать в качестве гостей и присяжных на обсуждении поправок к закону о надзоре за существами, тварями и духами. И за полукровками, естественно. Через три дня в здании Визенгамота. Вас будут ждать к пяти вечера.

— «Не раскопали... Однако, зачатки ума у Фаджа есть. Желает личного присутствия дабы упрочить своё положение». Заместитель главного министра ведь не прислал вас с пустыми руками, юноша, — Люциусу нравилось ставить себя выше всех и даже ровесник был для него не переставшим сосать материнское молоко юнцом. У гостя, действительно, с собой оказалась папка, — передайте эльфу. Корнелиусу же скажите, что я слишком занят обелением репутации, но если появится пробел в расписании- буду с опозданием.

— Извините за беспокойство, — по лицу мелкого чиновника было видно, что он недолюбливает бывшего пожирателя, но Фаджа не ослушается, — всего доброго, лорд Малфой.

Люциус не удостоил его ответа, пройдя мимо и даже не взглянув на папку в руках домовика. Обед был важнее — пища иногда и вовсе мешает — дел министерства. Такое поведение ещё сильнее разозлило посыльного Фаджа, но он крепко сжал зубы и молча вышел.

Приглашение на создание нового дополнения к закону подоспело как нельзя кстати. Это означало очень многое. Теперь нужно было подготовиться и решить для себя каким он хочет видеть обновлённый закон Стампа, что бы ни его супруга, ни его сын не подверглись клеймению в полу-существ. Следует действовать осмотрительно, что бы не дать понять всю степень своей заинтересованности в данном вопросе.

Его гордая фигура скрылась за дверями гостиной, когда из противоположной двери вышли Лекруа и Северус. Оба довольные, но по прежнему не многословные. Лишь француз мог позволить себе высказывание об обрадованных заказчиках, когда они получат приглашения, ведь доверенное ему дело было выполнено именно так, как того требовал зельевар. Почти сутки он провел в подземной лаборатории, варя заказные зелья и теперь мог со спокойной душой пообедать за общим столом, а потом и отоспаться. Северус не стал расстраивать гувернёра Адриана недавними происшествиями в полной мере, ограничившись лишь мелкими подробностями, а главное благополучным завершением инцидента после чего сменил тему:

— Скоро начнутся мои занятия с детьми. Подготовь всё, что нужно.

— Хорошо, господин Северус, — он замялся, — а я смогу присутствовать?

— Думаю да. Иногда ты будешь заменять меня.

— Лаборатория Малфоев не сравнится с той, что была у вас раньше... — осторожно заметил юноша.

— Да. Она больше и в некоторых случаях профессиональнее, но не удобнее с точки зрения зельеварения. Приходится заново привыкать.

— Наверное, вы правы.

Зельевар прыснул, считая, что он всегда прав. Лекруа отпер дверь перед Северусом и они оба зашли в столовую.

Во главе стола сидел Люциус, обсуждая с супругой министерские дела. Он просил её не затягивать с приглашением Ноксиэллы. Женщина должна быть в поместье завтра с утра. Дело очевидно было важное. Нарцисса сидела от супруга справа, уверяя, что сразу после обеда пошлёт ей приглашение совиной почтой. О чём конкретно они говорили можно было лишь догадываться. На против неё место было свободно и Северус сел за стол, усаживая Адриана рядом с собой. Мальчик оказался как раз на против Драко. Лекруа же сел последним рядом с сыном зельевара, как и подобает гувернёру отпрыска благородной семьи.

— Итак все в сборе, — начал хозяин поместья, — начнём наш первый совместный обед. Приятного аппетита.

Не без участия эльфийского волшебства на пустом ранее столе начали появляться изысканные яства на серебряных блюдах. Столовые приборы, кубки так же были серебряные и лишь тарелки и чайные чашки были из фарфора. Все даже самые необычные мечтания Адриана сбылись. Приемы пищи в Малфой-мэноре можно было смело сравнить с пиршествами. Здесь было всё от запеченных яблок на десерт и до телячьей отбивной в ягодном соусе в качестве основного блюда. Пока мальчик упивался видом красиво оформленной еды за ним пристально наблюдала пара любопытных серых глаз, чей ракурс был как нельзя лучший для наблюдения. Драко Малфой, привыкший к подобному изобилию с интересом разглядывал своего соседа напротив.

— Яблоки вкусные, — посоветовал Драко сомневающемуся в выборе Адриану, — ну и взбитые сливки тоже, если их посыпать... — его прервали.

— Сначала поешьте жаркое, — и тут же на тарелке у мальчиков появились ровные поджаренные ломтики мяса с салатом, — сладкое в конце.

Что бы полакомиться яблочками придется попробовать всего по чуть-чуть, а это означало объедание. «И зачем тогда на стол вкусное ставить, если его есть нельзя», — не понимал Адриан и его мысли вторили мыслям Драко.

Трапеза проходила в тишине, нарушаемой лишь звоном серебряных приборов о фарфоровые блюда. Взрослые периодически переглядывались между собой и следили за мальчиками. Так было всегда- за столом во время приема пищи говорили мало, разве что по делу. Такая традиция Малфоев шла в разрез с традицией Снейпов. Лекруа часто занимал Анри разговорами по делу и нет, а Северус вставлял веские замечания. Это было хорошее время.

— Северус, — мальчик съел свою порцию жаркова с салатом и повернулся к опекуну, — чем займёмся после обеда? — ему хотелось чем-то заполнить воцарившую в столовой тишину, а ещё он очень давно не проводил время с зельеваром. На его вольность косо посмотрела Нарцисса.

— Хм... — Северус сделал вид, что задумался, продолжая нацеленно разрезать бифштекс.

— Может погуляем в парке?

— Тебе может составить компанию и Лекруа.

— А ты?

— Буду ждать заказчиков. Ты ведь знаешь, — мясо поддалось и сочный кусочек говядины пропал в глубине рта.

— Понятно, — разговор явно не клеился, — а потом?

— Займусь приготовлением новых заказов.

— И так до ужина?

— Да, Адриан, так до ужина, если не позже, — Северус не мог понять в чем прелесть бесцельного скитания. Пустая трата драгоценного времени.

— Жаль.

— Я, действительно, могу погулять с тобой, Адриан, — вставил слово гувернёр, — и Драко возьмём с собой. Разомнем ноги. Погода шепчет.

Нарцисса испытующе посмотрела на юношу, а затем на Люциуса с Северусом. Она слишком хорошо помнила утренний скандал и предшествующим ему инцидент. Оба мужчины продолжали молча поглощать свой обед. Сложилось впечатление, что только её волновала безопасность детей.

— Я думаю это не лучшая идея, — высказалась леди Малфой, — в связи с тем что произошло сегодня утром я не хотела бы оставлять их без присмотра.

— Леди Малфой, вы полагаете, что я не способен справиться с детьми? — мягко поинтересовался он и сделал маленький глоток цейлонского чая из красивой бело-голубой чашки.

— С одним- да, но если будет и Дракон...

— О, вам не о чем беспокоиться. После Адриана мне всё по плечу, — он постарался развеять напряженную атмосферу безобидной шуткой, но у него ничего не вышло. Мальчик действительно был непоседой, по последние дни притупили в нём желание всё выведывать и везде бывать.

— Я хочу погулять с Адрианом и... его гувернёром, maman, — Драко высказался уверенно, а в подтверждение упрямо взглянул в лицо матери. Он действительно хотел этого и не скрывал своего желания.

— И речи быть не может, — отрезала леди и потянулась за второй порцией салата, но её остановили.

— Пусть идёт, — он сам передал ей блюдо с салатом, проигнорировав встревоженный и протестующий взгляд Циссы, а потом велел домовику принести папку, — нам есть о чем поговорить.

Ей ничего не оставалось кроме как подчиниться. Предшествующий обеду разговор наводил на мысли об сгущающихся тучах над их головами.

— Хорошо, только не долго, Dragon, — мать тяжело выдохнула. Вновь появившаяся на горизонте трудность теперь занимала и её мысли. — Доешьте, а потом идите, — и на их тарелках вновь появилась еда.

Мальчики стали торопливо уплетать за обе щёки, что бы поскорее оказаться на свежем воздухе. Погода нынче была по летнему замечательная, а значит прогулка обещает быть интересной. Адриан не понаслышке знает о том как интересно бывает разговаривать с гувернёром ведь он столько всего читает! Мальчик был так занят поглощением пищи, что не заметил тени волнения на всегда строгом лице Северуса. Мужчина бросал вопросительные взгляды на Люциуса, но тот предпочел не разглашать тему предстоящего им разговора при детях. Когда наконец с мясом было покончено и дети во главе с Лекруа покинули столовую, на опустевший обеденный стол стало опускаться содержимое той самой папки, которое Люциус некоторое время назад с интересом листал.

— О чем ты хотел поговорить с нами, Люциус? — первым не выдержал Северус. Намеки, странное поведение лорда не сулили ничего хорошего. — Что-то произошло? Это касается нас? Дамблдор, а может... Ты-сам-знаешь-кто? Тебе никогда не шло молчание.

Люциус подтолкнул к нему листы:

— На сей раз дело не совсем в вас с Адрианом, Северус.

— Ты хочешь сказать, что... что мы что-то упустили? — Нарцисса взволновалась, пытаясь припомнить что такого могли выведать министерские ищейки..

— На рассмотрение в Визенгамот был выдвинут закон Грогана Стампа, — он указал пальцем на точную формулировку закона в листе, что лежал перед Северусом. Нарцисса изогнула шею, что бы так же быть в курсе, — они собираются взять под контроль всех загрязнителей крови и их потомков, минуя магглорожденых и полукровок.

— И.. — Северус явно не понимал всей тонкости ситуации, которая предстала перед ними. — Люциус, говори дальше.

— ... Ох, нет, не может быть! Всех магических существ и полу-существ... Это ужасно. Этого не может быть! — леди Малфой догадалась раньше зельевара, чем несказанно подпортила его настроение. Женщина с испугом смотрела на супруга, веря, что ради чистоты фамилии он может отказаться от «загрязнителей». Она была не права, но волноваться всё равно было о чем. Лорд Малфой терпеливо ждал пока до Северуса дойдёт вся сложно разрешимость возникшей ситуации. Пока Северус бросал на него вопросительные взгляды и мысленно припоминал всё связанные с магической фауной и ими, сам лорд не отрывал своего взгляда от бумаг и еле заметно хмурил брови. Осознание пришло неожиданно. Всё было банально, легко и невероятно- в Нарциссе и её сыне течет вэйло кровь. Он же сам выискивал информацию об этой расе существ и так легко забыл в связи в произошедшим:

— Нельзя, что бы это всплыло на поверхностью. Помимо репутации Малфоев, может пострадать и Адриан...

— Именно. — только и сказал Люциус, понимая, очевидно, что для Северуса мальчик важнее репутаций Малфоев и его собственной, — через три дня должен быть подготовлен и воплощен в жизнь план действий по урегулированию этого вопроса. Три дня на поиск решения и подготовку.

— Через три дня вступят в силу принятые ими дополнения? — ужаснулась женщина, сжимая пальцами столешницу.

— Через три дня Люциус заставит судей принять нужное нам дополнение, ведь не зря ты показал нам эти документы, Люц. Значит они ещё не решили окончательно и у нас есть шанс. Верно? — теперь Северус догадался раньше, что несомненно подняло бы ему настроение будь это другая ситуация.

— Да, и я кажется придумал как заставить их сделать то, что нам нужно. Завтра к нам прибудет Ноксиэлла и тогда всё решится.

— Что требуется от нас, — Северус передал ему прочитанные бумаги, — кроме как тихо сидеть в западном крыле.

— Бруссе поможет тебе составить нужные документы и сведет с людьми, сведущими в магических существах. Надо не только спасти ситуацию, но и не навести подозрений. В нашем случае лишнее внимание пагубно.

— Хорошо, а что с Драко?

— Я буду сидеть с ним, — сказала Нарцисса, но Люциус строго покачал головой.

— Нет. Ты будешь со мной. Ноксиэлла женщина, а эта ситуация нуждается в ещё более деликатном подходе, чем обычно. Я введу тебя в курс моих планов.

— А Dragon?

— Он будет с Северусом и Адрианом в западном крыле. Домовики приглядят за ним.

— Никто лучше меня не сможет приглядеть за сыном, Люциус, — упрямилась она, ища понимания в серо-голубых глазах своего супруга.

— Дорогая, — по положил свою ладонь на руку жены, — не заставляй меня просить дважды, — в его голосе не было угрозы, но предостережением сквозило каждое слово, — мне нужна будет твоя помощь. Я надеюсь что Ноксиэлла из женской солидарности поможет мне в этом деле. С Драко всё будет в порядке. До судебного решения ему лучше не высовываться, как, впрочем, и всем остальным.

— Пару часов за ним смогут присмотреть и эльфы, — согласилась она, а затем перевела взгляд на Северуса. — детям ведь нужно давать иногда волю. Она была не глупа и понимала, что в той части ссоры о предоставлении самостоятельности зельевар был прав.

Появившийся рядом с супругами эльф шепнул на ухо Северусу послание и тот поднялся с места. Удаляющегося проводили взглядом супруги Малфои, но потом всё их внимание было отдано разговору, который они решили продолжить в кабинете хозяина дома. Там же Нарцисса отправила сову родственнице. Из послания следовало, что зельевара ждал заказчик. До места встречи нужно было ещё некоторое время добираться, а значит пора идти в путь. Во время переезда вместо точного адреса Малфой-мэнора было принято решение указать для встречи с заказчиками безлюдную поляну на сравнительном отдалении от поместья. Люциус аргументировал такое предостережение излишним вниманием со стороны магов озвучь они весть о совместном проживании. До туда можно было легко добраться аппарацией, тем более, что жертвенный валун стоящий посреди был очень запоминающимся ориентиром. Сам Лекруа после передачи послания эльфу вывел детей к искусственно созданному, не природному парковому озерцу. Этот водоём появился в следствии столкновения какого-то тела с землёй. Драко рассказал неубедительную историю озера, а потом они кормили уток. Эти птицы были на удивления прожорливыми, но хорошо ладили с волшебными уткообразными, которые так же кормились в этом водоёме. Лекруа, видимо переняв эстафету по невероятным рассказам, поведал им о чудесном, желанном, безопасном, но увы потерянном для магов месте на земле, где озёра кристально чистые, все животные миролюбивы и прекрасны, а дома строят высоко на деревьях. Это был эдем. Искавшие его терялись, а кто находился ничего не помнили о своих поисках.

— Некоторые даже пытались аппарировать туда, но на то место и неизвестное, что все пытающиеся, по мнению министерства, ... расщеплялись. Может им и удавалось достичь желанного места, но никто из них не вернулся назад- это точно.

Он ещё долго рассказывал им о чудесах того края и когда они кормили птиц, и когда медленно шли к поместью. Мальчиков очень поразили описания высоченных деревьев-деревень и необыкновенно больших, но добрых зверей. Практически всё, что знали они, а иногда и взрослые волшебники, ограничивалось познаниями в пределах британской флоры и фауны. Другие крупицы знаний проявлялись лишь при чтении дополнительных к основному образованию книг, но и там не часто встречалось что-то заграничное. Книги, говорящие о существах и растениях других ареалов чаще всего содержали ужаснейшие подробности, а значит относились к списку книг не для легкого чтения по школьной программе, а иногда и вовсе были запрещены законом. За беседой они дошли до веранды поместья, где их ждала эльфийка с горячим шоколадом на подносе. Всё было так мирно, что ни у кого из них мысли и повернуться не смели в сторону сгущающихся туч. Лекруа и дети не знали о происходящем, но в тайне тихо боялись такой беспредельной и уютной радости. Останься всё так навсегда... Было бы просто замечательно пропади Темный Лорд с приспешниками где-нибудь в лесах на совсем, а потом ещё и министерство с его карьеристами. Однако, сомневаться не приходиться- счастье не может длиться вечно и не потому, что это- закон подлости, а потому, что каждый раз, желая счастья, надо отстаивать свои права на обладание им, доказывая, что ты достойнейший.

@темы: Главы