14:51 

15. XV. Свой среди чужих, чужой среди своих.

Госпожа Шляпа
Это реально...
Тот же день

Когда Северус ступил на территорию замка «Хогвартс», была уже середина обеда. Он оставил Адриана на Малфоев, но всё-таки решил не задерживаться. Мальчик пока был занят делом. Нарцисса взяла его с собой в западное крыло, которое теперь станет их домом. Драко, как полагал зельевар, прибывает в счастливом неведении об их прибытии, но надеться на дальнейшую его невнимательность было бы глупо. Лекруа занялся зельями в любезно предоставленной им лаборатории. Северус дал ему задания и тот теперь проведет в пропахшей травами лаборатории весь день и вечер.

За ним медленно закрылись дубовые двери замка. Из главного зала пахло едой, но он вознамерился игнорировать позывы желудка. Слишком много дел ждут его ещё, а на обременительную потребность в пище можно некоторое время не обращать внимание. Дав себе слово перекусить чего-нибудь после приведения в порядок бумаг он уверенной походкой, словно уже много лет преподает зелья в школе, направился прямиком в подземелья. Он шел по знакомым коридорам, в которых витал запах сырости, что было обыденным делом для средневековых замков.

Ему предстоит занять место Горация Слизнорта, который когда-то учил его самого. Честь стать ему приемником грела душу, а вот работать на Дамблдора ему не нравилось. Слизнорт был мастером своего дела и его уроки были лучшими воспоминаниями о школьной жизни. Будучи учеником, он старался походить на него и не завидовать любимице- Лили Эванс, которая позволяла себе на его уроках куда больше чем кто бы то другой. Она была хороша в зельеварении. При воспоминаниях о Лили у Северуса сжалось сердце. Она была той, что, казалось, навсегда завладела его мыслями. Умная, красивая, добрая Лили приняла его, оборванца из бедного квартала, который донашивает свитера своей матери, как человека, а может и как друга. Она одна была честна и искренна с ним, а он влюблялся в её открытость и смелость. Ещё девочкой она не гнушалась общения с ним, а потом, и в школе, даже не смотря на разные факультеты, старалась поддерживать дружеское отношение. Она была слишком доброжелательна и горда. За ошибку прошлого он расплачивается своим одиноким настоящим. Он так и не связал свою жизнь ни с одной из женщин, бросаясь с головой в любое дело, способное заглушить печальные стоны его одинокого сердца. Люциусу и Нарциссе не залатать брешь в сердце. Единственное утешение и искупление греха- это забота о сыне Лили- Гарри Поттере. К сожалению, Адриан не унаследовал таланта матери по зельям. Обучение шло медленно и трудно, спотыкаясь о нежелание и невнимательность. Северус потерял надежду вырастить из сына лучшего зельевара, зато у Драко, по мнению Люциуса, на это были все шансы. Зельевар был склонен доверять мнению лорда, но проверить наследника Малфоев никто не помешал бы. Как любой родитель, Люциус не защищен от не намеренного завышения способностей собственного чада. Не смотря на отсутствие способностей у Анри к зельям Лили всё равно бы гордилась им, как и сам Северус гордится. У мальчика были другие способности, которые нужно было развивать с радостью для обоих.

Снейпа отвлек шум, исходящий из-за угла очередного коридора. «Где-то здесь должен был быть зал славы»,- подумал он, замедляя шаг и прислушиваясь. За углом кто-то шарпая ногами гонялся за кем-то визгливым. Голоса показались Северусу знакомыми ещё со школьный времен. «Я не удивлюсь, если это,- нахмурился зельевар и ступил за угол,- Аргус Филч и полтергейст Пивз». Дух хаоса и беспорядка гонялся от школьного завхоза, издавая радостные вопли. В руках он держал табличку и махал ею при каждом удобной случае. Филч запыхался и спотыкался, но не прекращал попыток изловить проказника:

— Сколько лет я твержу, что тебя следует изгнать из замка! Но никто меня не слушает! Ни кто!

— Поймай меня, Филч! Вот он я! — полтергейст стукнул завхоза табличкой по голове и вновь отлетел от него, перевернувшись верх тормашками. На табличке было выгравировано: «Старосты школы».

— Исчадие ада! Только попадись мне и пожалеешь! Отдай табличку!

— Похоже ты, Пивз, совсем не боишься потревожить своими воплями Кровавого Барона, — вставил Северус, наставляя на полтергейста волшебную палочку.

— К-кровавый Б-барон! — заверещал полтергейст и тут же притих, — Б-барон редко покидает подземелья... Он не мог меня услышать! — Пивз скорее спрашивал, чем утверждал.

— Верни табличку завхозу, Пивз, — с легкими нотками угрозы произнес зельевар, выписывая концом палочки круг.

Полтергейст опасливо оглянулся, а затем обиженно надул губы. В качестве своей последней шутки он взлетел под самый потолок и заорал:

— Старый Филч, ты дурак!

Не поймать меня никак!

С магией ты не в ладах,

Нет даже палочки в руках! — и перекувырнувшись через себя исчез за потолком, а табличка полетела вниз. Завхозу с трудом удалось поймать её, ведь приходилось ещё орать ответные ругательства исчезнувшему духу хаоса. На морщинистом лице появились красные отметины гнева. Хохот полтергейста ещё некоторое время разлетался эхом по этажу.

— Таким способом его не поймать, Филч, — ровным тоном проговорил будущий профессор и хотел было направиться дальше, но дорогу ему преградил Дамблдор.

— Спасибо за оказанную Аргусу помощь, Северус. Я ждал тебя не так скоро, — за седой бородой скрывалась улыбка, — но раз ты здесь, прошу в мой кабинет.

Не хотел Северус так скоро встретиться с директором «Хогвартса», а Дамблдор, казалось, наоборот был рад встречи. Он был весьма приветлив. «Хитрый старый слизняк», - следуя за Дамблдором, думал Северус.

Вскоре перед ним показалась уродливая статуя гаргульи.

— Ломтик хлеба, — негромко сказал директор и улыбнулся, приглашая будущего профессора первым ступить на винтовую лестницу.

— Как всегда остроумны, директор.

— Благодарю, друг мой.

От слов старика Северуса передернуло. То, что связывало этих двоих нельзя было назвать дружбой. Зельевар предпочёл остаться глух к такого рода обращению Дамблдора.

— Вы хотели мне что-то сказать, директор, — остановившись посреди кабинета начал он.

— Да, Северус, прошу тебя присаживайся. Разговор будет серьёзный.

— Иного от вас ожидать не приходится, — в его голосе слышалось раздражение, однако, Снейп послушно сел.

— Не надо начинать нашу совместную работу в школе с колкостей, Северус, я не имею понятия чем мог настроить тебя против себя.

— Не имеете понятия, директор? — теперь в его голосе было неприкрытая злость, — Лили Поттер мертва.

— И я скорблю вместе со всеми.

— Она мертва, директор, хотя в вашей власти было спасти её!

— Ты ошибаешься, Северус, но я не виню тебя за это.

Ноздри зельевара расширились от негодования.

— Если бы я был хранителем тайны Поттеров, то такого бы не случилось. Их предали, Северус.

— Что вы этим хотите сказать, директор? — недоверчиво покосился на старика.

— Местонахождение Поттеров было выдано Сириусом Блэком, который теперь отбывает своё наказание в Азкабане. Хотя в это трудно поверить... Никто иной не мог знать, где именно скрывались Поттеры. Включая меня, Северус.

— Сириус Блэк?

— Да, друг мой, Сириус. Никто не ожидал такого подлого поступка от близкого друга Джеймса, но, — Альбус Дамблдор сел за стол, следя за глазами зельевара, — согласись, что даже это предательство не послужило бы их смерти, если бы не знание самого пророчества.

Северус ощутил укол в сердце. Это по его вине Лорд напал на дом Лили. Это он подслушал пророчество Сивиллы.

— Однако именно пророчеству мы обязаны возможностью одолеть Воландеморта, — переменил тему старик. Он не страшился называть Темного Лорда по имени, но вот у Северуса внутри всё похолодело. Он поднял непонимающий взгляд на директора.

— У Лили и Джеймса родился сын.

— Что это может дать в борьбе против Темного Лорда?

— Мальчику суждено убить его... Хотя пророчество Сивиллы могло иметь в виду не только Поттеров, но и...

Северус до сих пор винил ничем не повинных Лонгботтомов, что не они пали жертвами Лорда в ту злосчастную ночь. Быть может убив Невилла Тот-Кого-Нельзя-Называть не стал бы нападать на Поттеров.

— Лонгботтомы, — высказал вслух свою догадку, — на них тоже было нападение... Они так же мертвы.

— Верно, их сын Невилл родился за день до Гарри. Мальчик жив и живет у своей бабушки. Невилл чудный ребенок, но, — тяжелый вздох огорчения, — не он ослабил Темного Лорда, а Гарри... — директор замолчал, внимательно следя за Северусом, — сразу после случившегося он пропал.

Зельевар был спокоен. Он только слегка пустил на лицо выражение, как бы спрашивающее при чем здесь он.

— Его ищет весь Аврорат и всё Министерство Магии.

— Он должно быть у пожирателей, раз вы до сих пор не обнаружили его. Ребенок не соперник убийцам, а значит может быть мёртв.

— Нет, Северус. Что-то мне подсказывает, что мальчик жив, — директор отвернулся и запустил руку в вазу с засахаренными лимонными дольками, — как давно были созывы пожирателей?

О том, что Северус является предателем среди приспешников Темного Лорда и своим среди его врагов не знал никто. Даже Люциус. Семь лет назад Малфой-старший не одобрил бы бегства в чужой лагерь, а сейчас- говорить уже поздно. Может быть, когда Люциус станет более лоялен к оппозиции Лорда, Северус раскроет ему тайну, ну а пока он ведёт свою игру на три дома.

— Давно.

— Тебе нужно узнать не находится ли ребенок у них.

— На это потребуется время, — произнес он после непродолжительной паузы на раздумья. «Надо потянуть время»,- решил для себя зельевар.

— Гарри должен жить. Он- наша надежда и спасение. Он сын Лили...

— И Джеймса.

— Но в первую очередь Лили. Его защита должна стать твоей целью жизни, Северус. Мальчик бесценен.

— Быть нянькой спасителя мира? А не слишком ли высоко вы оцениваете мои умения, директор Дамблдор? Если Лорд возвратиться...

— Ты спасешь Гарри, конечно, если он, действительно, у пожирателей. Ему сейчас около семи лет, но к 11 он обязательно покажет себя как маг и будет записан в Школу чародейства и волшебства «Хогвартс». Здесь он будет в большей безопасности чем где-либо, но всё-таки сохранение его жизни до полной победы над Лордом будет твоей обязанностью.

— Я могу отказаться?

— Хочешь лимонную дольку?

— Вы даёте невыполнимое задание! Вас боится Лорд, а не меня! Я здраво оцениваю свои силы.

— Они особенно хороши...

Дамблдор его не слушал, а говорить с воздухом Северус не любил. В кабинете воцарилось молчание. Первым прервал его директор:

— Он единственный наследник Поттеров и сын Лили, — он вернулся к проверенному варианту, но ему не дали закончить.

— При одном условии, директор. При одном условии я соглашусь на вашу авантюру

— При каком же, Северус?

— Никто не должен знать об этом. Даже он сам. Я буду защищать его тайно., если всё, что здесь говорится останется в секрете.

Северус и так защищает Адриана, а значит ничего нового ему делать не придётся.

— Я обещаю тебе.

— А теперь я хотел бы вернутся к тому, что запланировал. Надо разобраться в записях профессора Слизнорта.

— Ох, да, конечно, только... Профессора Горация Слизнорта в школе нет уже лет эдак шесть.

— Прошу прощение? — Северус не смог скрыть удивления.

— Гораций скрывается, — ошеломленный вид будущего преподавателя зельеварения позабавил старика.

— Скрывается? Тогда кто... Почему?

— Шесть лет его заменяют авроры, придавая себе его внешность и голос. Министерство Магии тем самым надеялось выманить пожирателей, но они были умнее их и операцию прекратили в конце прошлого года, однако, иногда даже я забывал, что Гораций далеко от сюда.

— Авроры только и умеют, что прикидываться. Зачем ему скрываться? Он ведь Мастер Зелий, а у Лорда есть я.

— За ним не пришли, а значит ты всё ещё ему нужен. Должно быть для скитаний у Горация есть веская причина, а авроры выиграли ему время.

— Прекрасно, — его голос сквозил раздражением, — в Аврорате никогда не умели оформлять документы.

— Ты уж прости, — добродушно отозвался Дамблдор, — я с самого начала предлагал тебе работать в школе.

— Всего хорошего, директор. Я у себя в кабинете.

— Всего хорошего, друг мой Северус.

Когда зельевар был уже у двери, ведущей к винтовой лестнице, Дамблдор его окликнул:

— Северус, — тот резко обернулся, так что полы мантии подлетели вверх, описав полукруг, — ты не будешь против если я назначу тебя деканом дома Слизерина?

— Делайте что пожелаете, директор, — он стремительно скрылся за дверью.

— Замечательно.

Профессор зельеварения быстрым шагом двинулся по направлению к подземельям, поднимая пыль с каменного пола. Он надеялся, что больше никого не встретит на своём пути. Разговор с директором отнял у него много времени и... сил. Очутившись в родных стенах нижних этажей замка он вздохнул с облегчением. Никаких встреч больше не произошло. Даже приведения не попались ему на пути. Только он вспомнил о бесплотных, как в конце коридора из стены стало появляться очертание, с ног до головы заляпанное серебристыми пятнами. «Кровавый Барон»,- догадался Северус.

— Вернулся в школу, слизеринец?- проскрипело приведение, продолжая своё движение в стену напротив.

— Профессор Северус, Кровавый Барон.

— М...

— Мне пора, — и миновав приведение скрылся в кабинете Слизнорта.

На часах было уже четверть четвёртого, но есть совершенно расхотелось. «Сначала Филч с Пивзом, затем Дамблдор, а потом и сам Барон. Мне “посчастливилось” видеть многих из тех, кто остаётся в школе летом, — огорченно размышлял Северус, — надо заканчивать с делами. Не хочу встретить кого-нибудь ещё».

Как ни старался он закончить быстро, а дела всё прибывали и прибывали. Аврорские «актеры», действительно, очень неряшливо вели документацию, видимо, больше внимания уделяя доносам Министру Магии. Но было в работе что-то приятное: он совсем позабыл о директоре и состоявшемся между ними разговоре. Разбор завалов из бумаг, свитков и книг он доверил себе, а вот очистка колб с испорченным зельями, по видимому, оставленными неумехами, и мусор он доверил призванным эльфам. Домовые работали в замке многие годы и такого рода работа им даже оплачивалась. Пришлось устроить так же и небольшую перестановку.

Уставший и голодный он закончил лишь к десяти часам вечера. Эльф принес ему немного еды, от которой было грех отказываться. Сейчас любая пища показалась бы ему кулинарным шедевром, но в выражении эмоций Северус был всё так же скуп. После позднего ужина он направился в обратный путь. На этот раз ему никто не повстречался. Выйдя за пределы школы он аппарировал к Малфой-Мэнору. Свет горел только в крайней комнате с лева. Это был кабинет Люциуса. Пока Северус брел к поместью, свет погас и там. На своём пути он не встретил препятствий, даже входные двери распахнулись в дружелюбном жесте. «Дом, да?» — не слишком счастливо усмехнулся зельевар и направился к гостевым комнатам. Эльф, встретивший его в холле сообщил, что сегодня придется спать именно там. Первая дверь не поддалась ему и тогда пришлось воспользоваться палочкой. Дверь распахнулась и Северус заметил Адриана, сидящего на полу у постели.

— Не спишь? Уже поздно.

— Не спится. А где ты был?

Оба сели на постель.

— Я был занят. Как провел день?

— Не хочешь говорить где был? Я помогал тёте Нарциссе.

— Тёте? А Люциус для тебя теперь Дядя?

— Он ещё не просил меня так себя называть, — спокойно ответил Адриан и только сейчас позволил себе крепко прижаться к Северусу.

— Что-то произошло?

— Нет, ничего, — мальчик решил не упоминать о странном поведении Нарциссы, — доброй ночи, Северус.

— Ночи, Адриан.

Зельевар вышел из спальни, когда мальчик укрывал себя одеялом. Дверь он решил не запирать, но вот спросить почему его сына держат на привези он не забудет поинтересоваться. «Это дело рук Циссы, — разумно решил он, — Люциус тут точно не при чем».

Дойдя до следующей гостевой и без проблем отперев дверь Северус повалился на кровать. Он очень устал, но всё-таки не изменил себе в привычке и уснул только тогда, когда разум был очищен, а сам зельевар раздет. Снять с него одежду помогли эльфы. Использовать заклинание раздевания он не любил.

@темы: Главы

URL
   

Сны вейлы или А если так?

главная