14:43 

9. IX. Северус - хороший отец.

Госпожа Шляпа
Это реально...
Со дня переезда Снейпов прошло менее шести лет. Под наблюдением Северуса и Лекруа Адриан вырос хорошим, умным и воспитанным мальчиком. Он стал очень похож на свою мать Лили как внешностью, так и здоровьем. Его взросление сопровождалось частыми болезнями из-за слабой иммунной защиты организма. «Болезненность и в будущем будет частым составляющим его жизни»- так считает семейный доктор Малфоев - господин Бруссе, который периодически осматривал мальчика.

За окном 5 июня 1987 года. Сегодня Снейпы собираются на бал в честь семилетия юного наследника чистокровной и благородной семьи Малфоев. Остаются считанные минуты до активации порт-ключа в Малфой-Мэнор, и Адриан в последний раз рассматривает своё отражение в большом, старинном зеркале. Порт-ключ был необходим, ведь на время больших праздников Малфои всё-таки зарывали все пути проникновения в поместье, кроме главного парадного входа. Безопасность превыше всего.
В зеркале вертелось отражение. Невысокий, худощавый мальчик с правильными детскими чертами лица. Темные волосы перевязаны изумрудной атласной лентой в тугой хвостик, который едва доходит ему до лопаток. Никто не стал приглаживать волосы гелем или пользоваться магической укладкой. «Выбивающиеся пряди окантовывают лицо, делая его более интересным»— сказал Лекруа, когда оценивал внешний вид мальчика пару минут назад. Выразительные зелёные глаза радостно блестят - он в первый раз выходит в свет и всё, начиная с подготовки, ему нравится.
Адриан выглядит очень хорошо, а одежда добавляет солидности.
Мантия подобрана к цвету глаз, а под ней темные брюки и белоснежная рубашка со стоячим воротом. На ногах кожаные полусапожки с серебряным ремешком.
— Мне кажется, я отлично выгляжу, — заключил ребенок.
— Бал- это серьезно. На тебя будут обращены многие взгляды. Веди себя прилично.
— Я когда-нибудь позорил тебя, Сев?
— Зная твою природную тягу к неизвестному... И на балу я - Северус.
Отец рассматривал сына, отмечая, как хорошо ему подошла одежда, купленная без примерки. Зельевар никогда не выходил с мальчиком в люди- всё приобреталось на заказ. У Снейпов даже был свой собственный портной, с которого, как и с Лекруа, был взят непреложный обет молчания. Портного посоветовали Малфои. Услуги стоили достаточно дорого, но с этим помогала работа зельевара и счет Поттеров, несмотря на то, что приходилось отсчитываться за каждый потраченный кнат.


Прошлое. Начало 1981.

В первый год Северус не стремился наладить отношения с Люциусом. Поведение последнего во время переезда выбило зельевара из колеи, и он долго не мог прийти в себя, занимаясь самокопанием и разбором ситуации. Однако это не мешало Нарциссе навязываться в гости чуть ли не каждую неделю. В один из своих первых визитов женщина пришла не одна, а с молодым гувернером. После долгого разговора с пристрастием Лекруа всё-таки приняли на работу, заставив дать непреложный обет, цель которого в сохранении тайны Снейпов. Она не должна стать достоянием общественности. Об увиденной личной жизни в семье надо вовсе помалкивать. Нарцисса в красках расписала Северусу все плюсы такого приобретения, затем вручила французу список обязанностей и удалилась. После её ухода зельевар показал юноше Адриана и строго настрого запретил совать нос в чужие дела:
— Выполняете только прописанную работу. Если появляется что-то не в вашей компетенции, обращайтесь ко мне. Случилось что-то серьезное с мальчиком - так же идёте ко мне. Если вы стали свидетелем чего-то необычного - немедленно ко мне. Уроки в строго отведенное время, а жить на первых парах будете в соседней от меня комнате. Потом сможете выбираться в город, но только с моего разрешения. В Министерстве возьмите месячный отпуск. Смотрите, чтобы за вами не было слежки. Если узнаю, что вы неосознанно втянули во что-то Адриана - умрете от неизвестного доселе яда. Смерть хуже, чем от невыполнения условий обета я могу гарантировать.
Гувернёр, несмотря на опасения зельевара, зарекомендовал себя с хорошей стороны. Лекруа вовсе ушел с работы в Министерстве, решив всецело посвятить себя мальчику. Он даже прервал всякое общение с Ноксиэллой, чему был несказанно рад Северус. Эта женщина ему не нравилась. Для составления мнения о ней не потребовалось даже личное знакомство - только слова Малфоев, а если конкретнее, то Нарциссы.
Уроки проводились по строгому графику, хотя в первое время было просто привыкание друг к другу. Адриан говорил очень мало, а точнее совсем не говорил, а если что-то хотел, то указывал пальцем. Он мог простоять с вытянутой рукой долгое время, пока не получит то, что хочет. Адриан не плакал, не кричал, не топал ногами. Однако если просил, то это не было что-то нереальное или наоборот глупое. Чаще это было просто желание покушать или поиграть. В остальное время он слушал, как разговаривали между собой Северус и Лекруа. Наблюдение- это самое интересное для него время препровождение.
Тем более что у мужчин нашлись некоторые общие темы- те же яды и зелья, которыми теперь вплотную занимался зельевар. Северус стал выполнять заказы и получал за это приличные гонорары. Заказчиков иногда поставляли и Малфои, а Лекруа в свободное время и с разрешения хозяина изучал зельеварческие рукописи.


Гарри покружился вокруг своей оси, осматривая себя в заключительный раз:
— Сев, а какой он - Драко?
— Чистокровный наследник. Я не уверен, что вы подружитесь сразу, но ты постарайся.
— Я волнуюсь... А вдруг ему не понравится?


Прошлое. Конец 1981.

Вечное молчание мальчика сильно волновало Северуса, а иногда его молчаливые просьбы просто выводили из себя. Никакими уловками нельзя было заставить ребёнка говорить. Казалось, что ему это просто не нужно. Лекруа предлагал свести ребенка к Малфоям, зная, что их наследник очень коммуникабелен. Однако Северус лишь хмурил брови и сдержанно отказывался:
— Мальчик должен заговорить сам, ему просто нужно дать время. Я не хочу перекладывать эту проблему на Нарциссу. Прошу не сообщать ей о своей идее.
Лекруа согласился. Шло время, а мальчик всё молчал, но к концу 81 года случилось чудо. Несмотря на отказ Северуса о встрече, в дом Снейпов прибыли супруги Малфои. Люциус предложил посильную помощь в бдении за мальчиком, аргументируя это тем, что зельевар уже около года никуда толком не выбирается. Не отдыхает:
— Ты устало выглядишь, и вновь появились круги под глазами. Если не хочешь в один прекрасный день напугать Адриана своим внешним видом, то мы посидим с ним сегодня, а ты выберись в город. Проведи это время с пользой.
Северус согласился, а Нарцисса в конце концов убедила их выйти в люди вдвоём. Тогда они ни разу не затронули волнующую обоих тему. Северус прекрасно провел время, посетив многие зельеварческие лавки, а так же выпив свой любимый кофе в одной не дорогой кофейне. Люциус рассказал о том, что происходило в это время с Драко, и впредь предложил сообщать друг другу обо всём, что связано с детьми:
— В день, когда вы переехали мой сын не мог уснуть. Хандрил и звал Га... , Кхм, Адриана. Так же было и на следующий день, но потом он всё-таки успокоился.
— Адриан был спокоен с самого начала, однако нормальный сон к нему пришел не скоро. Мальчишки действительно связаны...
— Если судить по хорошему расположению духа у Драко теперь, то ты очень хорошо проявил себя в качестве отца.
— Всё Лекруа. Он прекрасно с ним ладит.
— Не преуменьшай свою значимость... Будем держать связь, чтобы перемены настроения впредь не были неожиданными.
Так подтвердилась первая гипотеза о ментальной связи мальчиков.
Когда под вечер они вернулись, то их встретила Нарцисса с Адрианом на руках:
— Добро пожаловать домой, — явно заученно произнес ребенок и неуверенно улыбнулся.
Этот переломный момент разделил понимание мальчика Северусом на две части: до и после прихода Нарциссы. Теперь он говорил чаще, мог баловаться и бегать. Северус научил его своему имени, и жизнь пошла в более веселом темпе. Когда-то тихий дом наполнился детским смехом и топотом ножек.
Северус как-то спросил Циссу, как ей удалось разговорить мальчика? Женщина только посмеялась и сказала, что это такое особое материнское волшебство. Тогда в голову к зельевара закралась первая тревожная мысль, которая касалась Поттеров.


— Подарок? Кстати, где он?
— Тут, — мальчик похлопал рукой по карману, — я не потеряю его.
— Уж постарайся.
— Всё будет хорошо.


Прошлое. Начало 1982.

После прошлогоднего визита Нарциссы мальчик стал ещё более любопытным. Каждый раз замечая что-то новое он срывался с места и не успокаивался, пока не получал исчерпывающие ответы. Однако не все новые предметы были ему в диковинку. Некоторые, к удивлению взрослых, Адриана волновали не сильно. Впоследствии выяснялось, что все игнорируемые предметы были ранее показаны Драко. Так подтвердилась другая гипотеза: мальчики учатся параллельно, делясь полученными знаниями. Оставалась не известной лишь постоянность обмена информацией.
Любознательности Гарри не было границ. С одной стороны - это очень хорошо, а вот с другой... С другой оказалось редкое и дорогое заказное зелье. Северус по наивности своей оставил колбу на кухонном столе, когда растворял заварной кофе. Лекруа в этот момент готовил мальчику детскую метлу, ставя на ней ограничения высоты и скорости. Адриан хотел просто посмотреть...
В конечном итоге колбу искали по всей детской: сундук с игрушками, полки и стеллажи, под кроватью. Нашли зелье только к крайнему сроку сдачи и не где бы то ни было, а на той самой кухне в горшке для печенья. Когда Северус оставил надежду найти искомое, то решил выпить чашку ромашкового чая с овсяным печеньем. Тогда Гарри в первый раз отругали. Нет. Это не были крики и рукоприкладство. Наказание заключалось в отказе отвечать на его вопросы целую неделю! По окончанию срока у всех, включая Малфоев, жутко болела голова, а дети ходили угрюмее ночи.
После такого урока Адриан стал сдержаннее относиться к новым предметам.


— В гости к Малфоям придут разные люди. Не теряй голову, когда увидишь что-то необычное. Не всё можно трогать руками.
Он предостерегал напрасно, понимая, что все, что не видел Адриан, мог видеть Драко. Постоянность этого феномена до сих пор не установлена.
— Сев, я уже не маленький и не буду брать в руки чужие/опасные/хрупкие вещи.


Прошлое. Осень 1984.

Адриан, несмотря на свою болезненность, очень любил идти на риск. Особенно это касалось полетов на метле. Даже на детской с ограничителем высоты и скорости он умудрялся сделать что-то травматическое. Спокойным днем не стал и понедельник, когда по строго распланированному графику шли полеты на метле. Перед каждым уроком гувернер проверял целостность чар и, только убедившись, что всё в порядке, подпускал к метле мальчика.
Понедельники были самыми счастливыми днями Адриана ведь только тогда не нужно сидеть в четырех стенах и слушать лекции. Конечно, верховая езда тоже проходит на улице, но за ней наблюдает отец, и тут не побалуешься.
В этот раз все было как обычно: Лекруа в воздухе, Северус в лаборатории с очередным заказом, мальчик с метлой на земле. Гарри с радостным волнением ждал разрешения вновь взмыть в небо, а когда его получил, то не теряя времени поднялся в воздух. Под ногами расстилался яркий желтый ковер, который, шурша листвой, радовался вместе с ребенком. Всё было прекрасно, пока переменчивая погода не решила сыграть злую шутку. За короткий промежуток времени поднялся сильный холодный ветер. Листья подняло с земли и закружило. Свист ветра заглушал испуганные крики Лекруа и радостный смех мальчика. Стихия помогла справиться с наложенными ограничивающими на метлу чарами, с быстрой скоростью подбросив на ранее недоступную высоту:
— Как здорово!
Радости Адриана не было границ, и мальчик не заметил, как вслед за шквальным ветром пришли свинцовые тучи. Ещё мгновение, и ослепляющий свет осветил всё вокруг, а потом оглушительный раскат грома заставил закрыть уши руками. Северус, встревоженный резкой сменой погоды, вышел во двор. Он хотел лишь убедиться, что урок прерван и оба возвращаются обратно, однако застал пикирующего вниз на огромной скорости Лекруа и развивающуюся на земле уличную мантию:
— Адриан!
Мальчик не справился с управлением метлой без рук, и очередным порывом ветра его скинуло вниз с приличной высоты. Подбежав, Северус увидел, как гувернер уже сидит на коленях рядом с ребенком, чью мантию, словно паруса, раздувает ветер:
— Адриан... Адриан, — француз с таким энтузиазмом тряс мальчика, что зельевару пришлось влепить гувернёру очень звонкую пощечину:
— Придите в себя, наконец, — Северус и сам был сильно напуган, но панике сейчас не должно было быть места.
На следующий день мальчик пришел в себя, а ещё через пару уже вернулся к лекциям, так и не поняв, почему уроки полета отменили вовсе. Никакие просьбы не могли разжалобить отца, чтобы он вернул полеты.


— Хорошо. Проверим, всё ли ты взял с собой. Итак. Подарок - в кармане.
— Да.
— Порт-ключ домой, — Адриан засунул руку в карман.
— Есть.
— Медальон, — коснулся груди.
— Есть, а зачем он?
— На всякий случай... Очки?
— Сев, а может не надо? Я не люблю их, а там будет много людей. Я себя в них по-другому чувствую. Моё зрение почти восстановилось!
— Вот когда восстановится, тогда и снимешь.


Прошлое. Зима 1985.

После запрета на метлы в доме Снейпов, Адриан долго не находил чем себя занять. Он часами с печальным взором мог смотреть за окно, а потом зарыться на чердаке в своём тайном убежище и не спускаться к ужину.
Люциус в эти дни очень часто связывался с Северусом по камину. Он просил вернуть уроки полета, шантажируя психологическим состоянием Драко. Зельевар был глух к просьбам, несмотря на любовь к крестнику. Он больше не хотел переживать тот ужас... Шло время, и проблема решилась сама собой. Мальчик нашел себе новое, менее травматическое, как считал поначалу Северус, занятие. Адриан стал читать. Много читать. Он читал круглосуточно: за завтраком, за обедом, во время уроков, успевая одновременно с чтением вникать в слова гувернера, поглощать пищу и убираться в комнате. Мальчик читал даже ночью, закрывшись в своей комнате и стащив у зельевара несколько магических светильников в виде шаров.
Такие стоят у Северуса в лаборатории, чтобы давать равномерный свет и исключить возможность возгорания. Поначалу он читал книги с простыми текстами - сказки, с каждым разом узнавая всё больше слов. В этом ему помогал гувернёр, который чувствовал свою вину перед ребенком.
Накрывшись с головой одеялом, Адриан читал всё: от детских книжечек, до газетных вырезок прошлых времен. Мальчик не понимал, зачем отцу вырезки о каких-то не знакомых волшебниках: Дамблдор, Поттер, Тот-кого-нельзя-называть. Он впитывал знания, которые пока были вовсе не нужны. Да и впитывал зачастую по незнанию, искажая смысл.
Успокоившийся Северус позволял сыну читать многое из желаемого, не замечая, как со временем Адриан начинает щуриться или подносить ближе рукописи. Зрение портится. Когда испортившееся зрение стало невозможно скрыть - разразилась громкая ссора. Отец и сын не желали уступать друг другу. Мальчик говорил, что хочет и будет читать, а Северус говорил, что спрячет все книги в доме. После такого заявления Адриан сказал, что отец сам виноват, раз запретил ему летать на метле, не объяснив причины. Спор был закончен хлопаньем дверью. Юный Снейп спрятался у себя в тайном убежище и долго не откликался на зов. Северус же выпил несколько рюмок коньяка, засев у себя в кабинете. Ему вспомнилась Лили, мертвое тело Джеймса... Гарри тоже был похож на мертвого, когда в грозу лежал на земле. Он никогда не разрешит ему летать.


— Ты иногда бываешь таким занудой, Сев. Просто ужасным занудой.
— Держите своё мнение при себе, молодой человек, — с усмешкой произнес мужчина, отмечая, как сильно подрос мальчик, раз пререкается с ним. Хотя, что ещё ожидать от сына Поттера, который приобретает так же и его черты?


Прошлое. Лето 1985.

Забота о Гарри привносила в жизнь зельевара ноту размеренности и уюта. Он чувствовал, что нужен и что его любят. Мальчик старался всеми силами добиться похвалы. Казалось, что Северус делает что-то важное, растя из ребёнка порядочного члена магического общества и хорошего волшебника не в пример себе. Однако с каждым годом его всё чаще посещали мысли о Лили и Джеймсе. Близился срок, когда нужно было рассказать Адриану о гибели настоящих родителей.
Плачевное положение сглаживалось тем, что мальчик не общался с ровесниками, а значит и не спрашивал: «А почему я должен звать тебя Северус, а не папа?»
С каждым прожитым днем зельевар всё сильнее и сильнее накручивал себя по этому поводу, но говорить не спешил. Вскоре он так сильно завел себя, что ему стал сниться Поттер-старший, настаивающий на открытии правды и грозящий ему расправой, как в старые не добрые времена. Частый недосып, нервное расстройство стали проявляются в дурном настроении и нездоровом виде. Он позволял себе иногда прикрикнуть на ребенка и тут же просил гувернера успокоить его. Всё шло под откос: отношения в семье ухудшались, заказчики раздражали и зелья варились не первого сорта, как это было раньше. Перемену в Северусе подметили все, включая лорда Малфоя, который вызвал зельевара на очередной каминный звонок и был встречен не очень радушно:
— Что тебе нужно?
— Здравствуй, Северус.
— Да-да. Тебе что-то надо? Если нет, то я занят и не могу говорить.
— Что-то случилось?
— Да. У меня выкипает зелье, а я стою тут и разговариваю с тобой. Люциус, мне пора обратно за работу.
— Постой.
— Ну что ещё?
— Открой камин.
— Чего? Я ведь говорю - у меня нет времени на разговоры.
— Открой.
Зельевар впустил к себе Люциуса, и они долго разговаривали в его лаборатории. Разговор был о страхе, о Поттерах, об Адриане, об утомленности. Обо всём, что занимало мысли Северуса. По Малфою не скажешь, но он очень хороший слушатель и советчик. В конце концов, было принято решение посетить небольшой дом Снейпов, доставшийся ему от родителей в не лучшем состоянии. Дом находится вдали от суеты на берегу залива. Северус наотрез отказался пользоваться гостеприимством домов Малфоев.
Не долгие сборы и Снейпы с Люциусом отдыхают в небольшом домике у самой воды. Морской воздух благоприятно повлиял не только на душевное состояние зельевара, но и на физическое состояние Гарри. За работой и самобичеванием мужчина не заметил, как ребенок подхватил очередную затянувшуюся простуду: тек нос и закладывало уши.
Расслабляющая обстановка за городом позволила мужчинам вдоволь наговориться и даже немного затронуть тему их отношений. Северус согласился не игнорировать Люциуса, а тот в свою очередь пообещал стараться держать себя в руках. Однако не всё прошло так успешно. Зельевар пусть и успокоился, но тревожные мысли всё ещё были в его голове. Теперь они были более осмысленны и взвешены. Он расскажет то, что терзает его, но только тогда, когда Адриан сможет адекватно реагировать на такую важную информацию.


Адриан сел на постель и от нарастающего волнения стал болтать ногами.
— И смотри, чтобы не получилось, как всегда, — вновь напутствовал отец.
— Невообразимо жуткий зануда, — пробубнил себе под нос Гарри, отворачиваясь к окну.


Прошлое. Новый год 1986.

Вследствие подготовки было обговорено место проведения праздника, а также то, что их будет два. Два Новых Года для Северуса. Первый и самый главный он встретит в родном доме с Адрианом, Люциусом, Нарциссой и Лекруа, другой - в доме Малфоев, но без сына. Для аристократов праздник повторится аж три раза. Заключительным будет «Новогодний Бал Маскарад» в Малфой-Мэноре, на который приглашены все знатные персоны Лондона, аристократы. Северус отказался от участия в маскараде.
В доме Снейпов на праздник была отведена гостиная, где по просьбе Адриана установили большую ель. Мальчик оказывал посильную помощь в украшении комнаты и новогоднего дерева. Затем был праздничный обед. Яства готовил Лекруа, заручившись помощью эльфов.
Когда дело перешло к подаркам, наступила самая счастливая пора для ребёнка. Этого он ждал чуть ли не целый год.
Подбежав к ели вперед взрослых, мальчик принялся распаковывать подарки: игрушки, книги, одежда, аксессуары, набор «юного мага», сладости, корзина с сырами, бутылка коньяка, черные лебединые перья и ещё много-много чего. В этой горе подарков мальчик выделил конверт, на котором четким почерком было выведено имя отца. Это письмо он написал сам, однако не без помощи гувернера. Лекруа только исправлял ошибки и помогал правильно составить предложения. Конверт был передан Северусу с пожеланиями счастливого Нового Года.
— А теперь я могу съесть подаренный шоколад? — поинтересовался Адриан, после того как все оставшиеся подарки нашли своих адресатов.
— Уже поздно. Завтра.
— Ну, Северус...
— В постель, молодой человек.
— Вредина, — пробурчал ребенок и медленно поплелся в свою спальню. Северус не был для него настоящим отцом в том понимании, в котором должен был. Скорее строгий старший брат или дядя.
После того, как послышался звук закрывшейся двери, взрослые отправились на кухню. Северус предложил распить подаренную бутылку коньяка.
Под звон бокалов и треск огня в камине в зал пробрался воришка и, не покинув место преступления, стал пробовать сладости. Адриан глотал не прожевывая. Делал он это скорее из вредности, нежели была острая потребность в сладком. Конфета за конфетой, плитка за плиткой.
— Северус.
— Да?
— Хорошо, что ты отправил Адриана спать.
— Он бы не мешал, но уже время сна.
— Да, но в упаковке со сладостями есть ещё подарок от меня - это конфеты с алкоголем. Думаю, стоит достать их до утра и припрятать, чтобы не искушать мальчика.
— Люциус, почему ты не сказал об этом раньше?! — резко повернулся в сторону двери, — Адриан! — зельевар выбежал из кухни. В гостиной застал объевшегося конфетами ребенка. Он скулил от боли в животе, свернувшись на полу клубочком.
— Сколько ты съел? Слипнется ведь всё, дурной мальчишка! — отец посадил ребёнка и стремительно скрылся в лаборатории. На случаи отравления у него всегда было припасено зелье.
— Почему ты не пошел спать? Ты ведь всегда слушаешься всего, что говорит тебе Северус, — начал было Люциус.
— Больно... Помоги, Сев...
— Я знал, что он не утерпит... Но не знал, что ты положишь конфеты с алкоголем в общую коробку, — Люциус замолк. Зельевар заступается за сына.
— Больно...
— Пей. До дна пей и не криви лицо. Впредь не будешь столько есть, — Северус влил зелье в рот мальчика и заставил проглотить. Горечь. Адриану стало легче, но он всё ещё ощущал дискомфорт. Уложив ребенка спать и спустившись в гостиную, Северус наполнил свой бокал коньяком:
— Иногда он делает что-то из вредности. Думаю это гены Поттеров, хотя и примесь Малфоев не лишняя. Вы с Нарциссой слишком часто навещаете нас.
— Ты понимаешь его лучше чем меня, хотя мы были знакомы и до его рождения.
— Надеюсь, в тебе говорит не обида.
— Это нормально, что отец всегда на стороне сына.
— Наверное...
— Давай выпьем.
Взрослые праздновали до самого утра. Адриан провалялся в постели ещё день и зарекся больше не есть так много сладостей. Северус не сказал ему про алкоголь, но если бы мальчик знал о похмелье, то сам бы обо всем догадался.


— Кстати, почему именно такой подарок?
— Я знаю, что он понравится, — уверенно произнес юный Снейп.


Прошлое. 1987. Месяц до дня рождения Драко. Драко.

Зельевар и лорд Малфой очень часто связывались друг с другом при помощи камина. Мужчины делились новостями и ближайшими планами. Время для связи выбирали осторожно, чтобы рядом никого не было, но в этот раз Люциус недооценил пронырливость своего наследника. Драко подслушал день следующей связи. Мальчик был столь же любопытен, как Адриан, но отличался, в некоторой степени, большим послушанием “для виду”. Драко мог ослушаться, если дело касалось чего-то чрезвычайно интересного и захватывающего. Конечно, он выполнял все просьбы отца и старался вести себя подобающе - не опозорить семью. Он не был шалопаем, однако, несмотря на довольно строгое воспитание Люциуса, так и не научился не совать нос куда не следует. Уже несколько раз ребенок замечал, как отец запирается в главной гостиной и о чем-то разговаривает с крестным. Сам разговор за дверьми был не слышен и Драко решил во что бы то ни было узнать, о чем же отец беседует с Северусом. Мальчик был уверен, что речь пойдёт о подарке ко дню его рождения.
Счастливая случайность в день очередной связи - отец знал, что Нарцисса решила сводить Драко на прогулку в парк и беспечно, что раньше за ним не замечалось, оставил дверь не закрытой. Мальчик уговорил мать идти одну, применив своё умение убеждать, и остался ждать у двери. Леди Малфой ничего не заподозрила, пообещав купить любимому сыночку новую праздничную мантию. В тот день все возможные силы были на стороне Драко.
Долгое ожидание под дверью было вознаграждено интересной информацией, которая была куда ценнее подарка. Ребенок узнал о том, что у крестного есть сын! Его ровесник. Несмотря на положение в обществе и частые «чаи» с богатыми людьми Лондона и их детьми, мальчик был одинок. Все друзья скорее были знакомыми, которые совсем не интересовали юного лорда. Драко общался с ними только по просьбе отца. И вот он узнает, что есть какой-то мальчик, который живет с любимым крестным и очень интересует отца, раз тот спрашивает о нем. Также мальчик очень умен, раз Северус просит прислать несколько книг для его чтения. Драко нравились умные люди, с которыми можно было бы поговорить и поспорить. Он и себя считал не в меру умным. Несмотря на юный возраст, наследник Малфоев был довольно начитан и современные дети волшебников были для него скучны. Особенно понравилось то, что Северус просил прислать книги с лирическим и приключенческим уклоном, которые очень нравились самому Драко.
Кроме книг было ещё много других тем разговора, однако они уже были не интересны. Драко кусал локти от волнения и ждал, когда закончится связь отца, и он сможет поговорить.
После разговора Люциус был остановлен сыном в дверях гостиной.
— Что ты тут делаешь? — сказать, что лорд был удивлён его появлением- значит не сказан ничего.
— Papa, я придумал, что хочу на день рождения. Чтобы вам с мамой было легче.
— И что же?
— Я хочу встретиться с сыном крестного.
— Подслушивал. Как это низко, Драко. Аристократы так не поступают, — прохладно проговорил Люциус.
— Я хочу это в качестве подарка. Больше ничего не надо.
— Даже новую метлу? — начал Люциус.
— Нет.
— Пони?
— Нет, papa.
— Может путешествие или очередная книга?
— Papa. Я хочу познакомиться с сыном крестного... Ну пожалуйста.
— А если крестный не захочет тебя с ним знакомить?
— Уговори его! Ты ведь можешь, papa! Ну это ведь мой день рождения! Он бывает раз в год!
— И больше ни одного подарка?
— Ни одного.
— Я подумаю, а за подслушивание ты лишаешься сладкого на трое суток. Марш к себе в комнату. И сиди в ней до конца дня.
— Уговори крестного, papa, — Драко убежал к себе в комнату с таким приподнятым настроением, что улыбка не слезала с его губ до самого вечера. Наказание не возымело должного эффекта.


Прошлое. 1987. Месяц до дня рождения Драко. Адриан.

О предстоящем дне рождения мальчику сообщили сразу же, после согласования с Северусом. Сообщить-то сообщили, а подарок не подобрали. Адриану пришлось некоторое время уговаривать отца сводить его по магазинам. Зельевар упирался, предлагал сам подобрать подарок, но мальчик был непреклонен.
Вечером того же дня они вышли в город. Для конспирации, в дополнение к бесформенным мантиям, было наложено много отводящий взгляд чар. Северус выбирал малолюдные магазины, не обращая внимания на стоимость предлагаемых товаров. Конечно, если бы Адриан, захотел купить что-то чересчур дорогое он бы отказался, но лишать мальчика счастья подбирать и дарить подарки он не хотел. Сам он этого был лишен.
Они посетили уже несколько магазинов, однако так и не нашли подходящего подарка. Последним в планах был антикварный магазин. Адриан был уверен, что именно здесь он найдет то, что нужно:
— Добро пожаловать в антикварную лавку «История магии». У нас вы найдете то, что ищете, — покупателей встречал седовласый низенький волшебник, чьи глаза остро отмечали покупателя, который что-то да купит.
— Молодой господин пришел за подарком?
— Да, а как вы догадались?
— Мне сказали, — хитро улыбнулся старичок и упорхнул за прилавок.
— Кто вам казал? — насторожился зельевар, слегка загораживая ребенка собой.
— О, не волнуйтесь! Просто мои часы всегда говорят, для чего и зачем идут в мой магазин покупатели, — успокоил он мужчину и скрылся под прилавком:
— Я знаю, что вам подойдет! Подарок для юного лорда должен быть необычным, но и не вычурным. Богатые люди понимают толк в невзрачных, на первый взгляд, но ценных вещах.
— Это вам тоже сказали часы?
— О нет-нет... на сей раз моя товарная книга, — старик появился из-под прилавка с толстой книгой и несколькими аккуратными коробочками. Отложив коробочки, он открыл книгу на нужной странице и продемонстрировал Северусу. Действительно, в книге было короткое описание критериев поиска подарка, — Некоторые мои покупатели не любят ждать. Зельевар понимающе качнул головой.
— Юный господин, вам нужно обязательно заглянуть сюда как-нибудь ещё... А пока я могу предложить вот это, — перед прилавком появилась ступень, на которую взобрался Адриан, что бы разглядеть предполагаемое.
— Запонки, брошь, кулон, перстень, серьга. Это из украшений. Есть ещё карманное зеркало, перо, хрустальный шар, пирамида... В общем, говорите, какая коробочка вам приглянулась и я скажу, что там.
— Эта, — не задумываясь ответил Адриан.
— Кулон.
— Да, — уверенно кивнул ребенок.
— У каждой здесь находящейся вещи есть своя история, а у некоторых древняя легенда. Все предметы обладают своей магией...
— И кулон?
— И он, юный господин, — продавец снял крышку с продолговатой коробочки, — Этот кулон один из тех, чьи возможности пока не до конца поняты, но не переживайте - он безвреден... Многие предметы моей лавки занесены в книгу чудес света. Я не страшусь грабежей. Магия на моей стороне, ведь предметы меня приняли. А теперь о кулоне. Существует легенда, что этот кулон подарила своему возлюбленному прекрасная девушка перед тем как умереть. Есть предположение, что девушка могла быть вейлой. В кулоне она собрала всю свою любовь, и он защищал её любимого до самой его смерти. Кулон переходил по наследству, пока не был утерян и вот несколько веков назад его нашли мои предки, которые только начинали своё антикварное дело. Несколько раз его продавали, но кулон всегда возвращался обратно... Вы слышали о придании, что у вещей есть душа?
— Что вы...
— Я читал, — перебил отца Адриан, — Не человек выбирает вещь, а вещь выбирает человека, — отчеканил ребенок. Со стороны могло показаться, что он чересчур умен для своих лет, но если вдаваться в подробности, то это не так уж и необычно, если учесть, что Драко и Адриан учатся одновременно на пользу каждому из них. Анри к тому же был очень начитан.
— Да... Есть вещи не совместимые с разными характерами, а значит и людьми. А ведь ещё есть магия...
— Я думаю, что кулон больше не вернётся.
— Полагаюсь на вас, юный господин.
— Прерву вас ненадолго, — саркастическая усмешка зельевара, — сколько кулон стоит?
— О, простите... Да-да. Минутку, — достает другую увесистую книгу, — Кулон яйцевидной формы... название... год поступления... Вот. 7 галлеонов 17 сиклей.
— Надеюсь, эта безделушка стоит своих денег, — хмуро проговорил Северус и стал отсчитывать деньги.
— Я хочу ещё это, это, это и то, — оживился Адриан.
— Не много ли? — усталый вздох. С самого начала он готов был расстаться со своим очередным гонорарам и сейчас, видимо, пришла пора это сделать.
— Я готов сделать скидку! — старик был похож на ребёнка- глаза горели.
— Сколько?
— 5 процентов.
— Нет.
— 8 процентов.
— 10 процентов или мы обходимся одним кулоном.
— По рукам.
Все купленные вещи были бережно упакованы в пакет и переданы лично в руки Адриану:
— Я буду ждать нашей новой встречи, юный господин... У вас есть чутьё на ценные вещи...
— До свидания, господин продавец.
Подарок для Драко был красиво упакован и спрятан в бирюзовый бархатный мешочек. Старик, несмотря на торг, сам хотел отдать эти вещи Адриану. Волшебник ощущал, что предметы наконец нашли своего хозяина.


Появился домовой эльф, чтобы убрать зеркало- это означало, что уже скоро уходить. Время подошло.
— Пора, — зельевар поднялся со своего места и направился к письменному столу, за которым обычно занимался сын.
— Уже? Ох, — мальчик соскочил с постели и подошел к отцу.
— Там будут Люциус и Нарцисса...
— И ещё много-много чужих людей, — приглушенно проговорил ребенок, — я всё равно волнуюсь.
Северус успокаивающе положил руку на его плечо и взял конверт со стола:
— Возьмись за него, — протянул письмо Адриану, который нерешительно коснулся бумажки пальцами.
— Не балуйся.
Волнение мальчика Северусу было понятно- мало опыта в общении с людьми - и он уже смирился с возможностью появления непредвиденный обстоятельств. Но необходимость прятать ребёнка была, и он не сожалеет о содеянном.
Рывок аппарации отдался неприятным рывком пониже живота и головокружением. Отец придержал сына, чтобы тот не упал по прибытию. Немного постояли без движений:
— Ты как?
— Нормально...
— Пойдём. Все уже, наверное, собрались.
Они направились в поместье, проходя мимо распахнутых ворот. Длинная освещённая аллея вела к Малфой-мэнору. У входа их ждал Люциус. Он был одет в праздничный темно синий костюм:
— Я вас жду.
— Все уже прибыли?
— Да. Драко распаковывает подарки.
— Как? Уже? — Адриан хотел незаметно подложить подарок, чтобы избежать лишних разговоров, но видимо не получится.
— Ты успеешь ему подарить. Подарков много, — Люциус отодвинулся, впуская их в свой дом.
Богато украшенный холл, праздничная гостиная и живая музыка. В поместье много цветов и всяческих украшений интерьера. В доме Снейпов никогда не было так много ваз, статуй или картин. Всего минимум и только самое необходимое. Сейчас впору разинуть рот и осматриваться, но Адриана не тому учили. Мальчик смотрит только вперед и следует за отцом, опустив взгляд и ни с кем не здороваясь.
— Можешь отдать свою мантию эльфу и присоединится к детям, — лорд Малфой указал на шумную толпу ребят, которые столпились в углу зала.
— А могу я остаться здесь? — испуганно пролепетал ребенок.
— Иди.
— «Сев будто не понимает, что мне страшно! Так много людей, а к другим детям идти через всю эту толпу... » Северус... — взмолился мальчик и вцепился в руку отца.
На другой стороне зала, где кипела жизнь, Драко распаковывал очередную коробку. Игрушка и сладости.
— «Они не могли подарить мне что-нибудь более дорогое или полезное? Такая у меня уже есть». Спасибо, — эта игрушка появилась совсем недавно, но Люциус по просьбе сына купил её сразу же. Купил не в качестве подарка ко дню рождения, а просто потому, что у наследника Малфоев должно быть всё самое новое и лучшее.
Затем было ещё много всего, пусть и не дешевого, но совсем не заинтересовавшего мальчика. Одежда, сказки, волшебные безделушки, которые, скорее всего, после праздника окажутся в камине. Темноволосая девочка написала ему письменное поздравление и предложила обручиться. Наивные строки явно писали за неё. Драко вежливо пообещал подумать.
Подарков оставалось ещё много, когда цепкий взгляд белокурого мальчика нашел в толпе любимого крестного. От него он всегда получал полезные подарки, к примеру, фолиант по примитивным, но полезным зельям. Поздравления Северуса были важны и очень приятны. Однако крестный был не один. В голове промелькнула мысль, что это тот самый таинственный мальчик- сын. Нужно было убедиться и сделать это так, чтобы мама не догадалась о том, что Драко уже как месяц все известно. Люциус просил не расстраивать мать тем, что её любимый сынок подслушивал под дверью, как какая-то грязнокровка. Идею пригласить мальчика на день рождения лорд взял на себя.
Подошедшая Нарцисса предложила детям перебраться в малую гостиную и отведать праздничный большой торт, но все мысли Драко были устремлены на ребенка, который держал за руку его крестного. Мальчик был невелик и на первый взгляд ровесник, однако то, что он держит за руку Северуса, очень нервировало юного лорда. Он приревновал крестного к его собственному сыну:
— Maman!
— Да, Dragon?
— А кто этот мальчик?
— Который? — тихо спросила мать. Драко заранее велено было выучить имена всех новых детей. Их родители должны были думать, что дети подружились. Политика. Но может же ребенок забыть? Однако на сей раз обошлось.
— Тот, что с крестным.
— Ах, он. Это Адриан, мой ангел.
— Кто?
— Сын Северуса. Адриан Гаррольд Снейп.
— Что? — брови приподнялись в хорошо сыгранном удивлении, — но я никогда не слышал о том, что у крестного есть сын!
Мать позвала Драко отойти подальше и продолжила чуть тише:
— Мальчик очень слаб с детства, и было принято решение никому не говорить о нём до тех пор, пока он не окрепнет и не подрастет. Присмотри за ним, Dragon... Он всё ещё не до конца окреп.

@темы: Главы

URL
   

Сны вейлы или А если так?

главная