14:42 

8. VIII. Адриан Снейп.

Госпожа Шляпа
Это реально...
Измерению, созданному ритуалом Поттеров, нет ни начала, ни конца. За спиной, под ногами и над головой - непроглядная тьма, пронизанная одиночеством, словно нитями полотно. Куда не шагни - холодно и зябко. Единственный источник света бьёт из-за спины неизвестного ранее существа, которое парит напротив. Само существо не было видно полностью - только темный силуэт. Всё, что окружает Северуса, похоже на вселенную с одним единственным солнцем. Нет звезд и планет. Пустота.

— Абель? — сказать, что Северус удивлен - это ничего не сказать, — Где мальчик?
Зельевар надеялся быстро найти ребёнка и поскорее закончить дело.
— Уходи отсюда, — ласковый, и ещё мгновение назад мелодичный, голос существа сменился раскатами грома. Поднялся сильный холодный ветер.
— В каком смысле «уходи»? Отвечай мне, где он, где Гарри? — Порывами поднявшегося штормового ветра больно хлестало по лицу, оголенным плечам, ногам и рукам. Страх за ребенка медленно захватывал власть над разумом Северуса. Всё, что сейчас здесь происходило, не было похоже на краткое описание этой части ритуала: найти и уговорить.
— Уходи немедленно. Ты не подходишь мне, — раскаты грома стали тише.
Вокруг по-прежнему темно, но уже не так одиноко. Свет, бьющий из-за спины, стал теплее, а потом и ветер перестал казаться таким беспощадным.
— Что? О чем ты? Где Гарри?!
— Он... Он спит. Уходи, — свет за существом мигнул и, словно повинуясь молчаливому приказу, грозовая буря стихла полностью.
— Спит? — не поверил Северус. — Говори мне, где он.
Абель, которому, видимо, надоело прогонять нежданного гостя, плавно отплыл в сторону, и сияние вновь больно ударило по глазам зельевара. Северус прочитал в действии незнакомца намерение ослепить его.
— Что ты делаешь?!
— Ты искал Гарри. Вот он, спит.
Северус щурит глаза и постепенно привыкает к яркому свету. Когда его зрение, наконец, адаптировалось, то на месте центра воображаемой вселенной, испускающего теперь уже теплый свет, он увидел свернувшегося в позе эмбриона темноволосого юношу-солнце. Он был совершенно нагой, однако зрелище не выглядело откровенным или пошлым. Наоборот. Гарри, а именно им был этот юноша, казался чистым, непорочным... Он был заключен в прозрачную сферу, внешне чем-то похожую на большой мыльный пузырь. От неё расходились волны силы, искажающие пространство, словно круги от камня, брошенного воду.
— «Невероятно... Могущественный...» — в голове промелькнули воспоминания, казалось давно забытого, разговора, — Почему он.. такой?
— Таким он будет... Совершенное создание.
— Совершенный? Идеальных нет и не может существовать. Это абсурд! — ощетинился зельевар. Дурят? Быть может...
— Он им будет, если найдёт связующего... Равного себе.
— Равного... — мгновение на размышление. — У него есть партнёр. Драко - сын моего... друга.
— Вейла?
— Да, он.
— Вейла не связующий, — отмахнулось существо.
— Но он партнер. Истинный, я полагаю.
— Полагаешь... С ним Гарри не обретёт силу, сродни созидающей.
— Созидающей? Тогда кто, раз не истинный партнер?
— Придет время и он найдётся... — голос стал совсем тихим. — Слёзы укажут на силу...
— Пророчество?
— Ты очень любопытен, человек.
Северуса толкнуло неожиданным порывом ветра, но он смог устоять на ногах.
— Кто ты? — его насторожила обращение.
— Я Абель...
— Твоё имя я уже знаю. Кто ты сам?
— Не перебивай, невежественный. Я Абель. Тот, кто находится внутри сознания Гарри. С ним мы составляем единое целое с самого рождения. Цель существования любого существа - совершенствоваться... Для нашего совершенствования, для полной синхронизации, нужен тот, кто равен по силе нашему союзу... Из этого следует, что в тебе я не заинтересован. Ты слишком слаб для этой важной роли. Уйди, наконец.
— Для чего тебе такая сила? — Северус не отступал. Перед его глазами стоит тайна, которая в свою очередь скрывает ещё несколько столь же невероятных загадок. Зельевар никогда не считал себя способным погружаться во что-то, терять от этого голову, но сейчас случилось невероятное и всё из-за маленького Гарри.
— ... Слишком приземлен и не поймёшь, — он услышал лишь конец фразы, из-за анализа своих поступков, — Не только мне нужна сила... Ты не увидишь вселенской истины, если даже не замечаешь её рядом с собой. В своём ближайшем окружении.
— Что? — быстрые смены разговора путали зельевара.
— Обрати внимание на друга, — голос существа раздался в голове Северуса и, словно по зову, стали всплывать все воспоминания касающиеся Люциуса. Все предвестники того, что между ними происходит теперь. Вторжение сопровождалось жуткой болью. Все чувства очень обострены. Печаль, боль, сожаление, обида... Словно он и не проходил очищение. Абель пытается так поскорее избавиться от Северуса? Показать, что он здесь лишний?
— Позволь мне самому разобраться с этим. Не выношу, когда копаются в моей голове! — зельевар силой воли прогнал нахлынувшие воспоминания.
— Здесь нет ничего твоего. Этот мир внутри себя создал Гарри и всё здесь принадлежит ему, — Северус перевел взгляд на спящего юношу, на солнце, — даже ты.
Молчание длилось слишком долго, но никто не торопился прерывать его. Время во вселенной Гарри текло со своей собственной скоростью... Наконец, Северус решил задать волнующий его вопрос, вспомнив о прямой причине нахождения здесь:
— Когда он проснётся? Я должен поговорить с ним. Ритуал... Мы должны стать семьёй.
— Семья? Должны? Нам не нужна семья. Нам нужен связующий и мы будем счастливы, заполучив его.
— Тебе может и не нужна, но Гарри всего полтора года! Он не может без семьи.
— Гарри же «пока» человек... — мелодичный голос зазвучал печальной флейтой. Абель, казалось, забыл, что мальчик один из людей.
— Да. Он маленький ребенок, — похоже зельевар на время растерял своё умение придираться к словам, — Ему нужна семья и я готов стать его отцом. Я выращу из него достойного волшебника, — уверенно произнес Северус. Реплика спровоцировала неловкую тишину и слабое мерцание света, исходящего от Гарри.
Шло время. Сказанные им слова должны были возыметь влияние на Абеля, но лишь сильнее потревожили внутреннее состояние самого зельевара. Сможет ли он воплотить в жизнь задуманное? Вспомнилась собственная семья, школа, Лили и Джеймс... Однако и на этот раз что-то было не так. Зельевар понял, что эти воспоминания, как и прошлые, возникли не просто так. Опять Абель, но на сей раз он действовал мягче... Или ему помогли?
— Ты не подходишь на роль воспитателя, — рассудило существо и плавно полетело к солнцу.
— Воспи - кого? Постой! Ты куда?
Абель остановился, но не по просьбе зельевара. Существо вытянуло руку к «солнцу» и Гарри медленно повернул к нему свою голову. Его глаза были закрыты. Северус решил попытать счастье и попробовать докричаться:
— Гарри! Ты слышишь меня? Я хочу поговорить с тобой! Гарри, ответь мне! Гарри? Ей... Я здесь. Гарри... Почему он не отвечает? — Северус не мог вспомнить момент, когда успел так сильно привязаться к вечно молчаливому ребёнку.
— Спит. Гарри не может смириться с ужасной смертью родителей, — существо задумчиво замолчало, но потом продолжило на тон ниже и разительно мягче, — Дурачок...
— Что? — тут же среагировал зельевар и шагнул ближе.
— Ты не только невежа...
— А если серьезно?
— Гарри не хочет другую семью кроме Лили и её мужа, — не стал таить свою догадку, — Потому он спрятался в глубине сознания и пробудил меня.
— Он испугался ритуала?
— Скорее испугался, что забудет Лили, свою мать.
— Гарри...
— Теперь ты понял, что ничего не добьёшься? Уходи и не тревожь нас больше, — не ожидавшего нападения Северуса откинуло на добрых пять метров очередным порывом жестокого ветра.
— Я не уйду! — подымаясь с колен. — Что будет с Гарри в том мире, если здесь он заснул? — Северус действительно понимал, настолько сильно отличаются эти два измерения, два разных мира.
— Приземленные называют это комой, я же - умиротворением.
— Кома... — Северус перебирал в голове названия всех маггловских терминов, — Нет! Гарри, выслушай меня! — он устремился к юноше, но был остановлен невидимой стеной. Ему казалось, что или сейчас всё получится или не когда, — пропусти! Я должен... его... Гарри! Гарри... Послушай меня... Я прошу тебя. Ты не забудешь Лили. Я обещаю, что не буду скрывать от тебя кто твои настоящие родители. Я расскажу тебе всё, а если потребуется, ты увидишь сам. Я обещаю, Гарри. Доверься мне. Ни ты, ни я не забудем Лили... У тебя её глаза. Зеленые-зеленые. Ведь знаешь, правда? Твоя мама всегда будет занимать лучшее место в твоём сердце, Гарри... В наших сердцах. Я прошу тебя... Проснись и дай мне своё согласие! Гарри! Гарри...
Мучительная тишина.
— Ну что же ты молчишь? Нравится видеть страдания на лице этого человеческого создания?
— Что? — Северус никак не ожидал такого.
— Не будь ребенком.
— Я и есть ребенок, Абель.
— Гарри...
— Здравствуй, Северус.
— Ты проснулся?
— Я и не спал, — показалось, что говорящий улыбнулся. Осознание происходящего пришло неожиданно и очень разозлило.
— Сейчас ты очень похож на своего никчемного отца, — спокойно проговорил Северус, но в голосе звучали холодные нотки. Он был обижен таким поведением подростка.
— На которого из двух я похож, Северус? — голос был радостным. Говорящий явно веселился, а его веселье передалось и остальным. Абель и Северус сдержанно улыбнулись.
— Я временно вверяю тебе опеку и заботу о Гарри, но когда придет время - я вернусь, человек, и мы будет искать связующего.
Внезапно зельевара дернуло вниз. Внутри всё сжалось. Закружилась голова.
Яркое солнце по имени Гарри стремительно отдалялось, продолжая улыбаться, когда сам Северус падал в темную бездну.
— Назови его Адрианом... Это имя ему очень подходит, — голос Абеля эхом догнал зельевара. Ему показалось, что всё тело становится тяжелее, особенно руки, но посмотрев на них...
— Адриан... — в руках Северуса был маленький мальчик, который сладко спал. Эта тяжесть была даже приятна...
Внезапная ослепляющая вспышка.


Детская Драко.

В реальной жизни погружение Северуса не заняло и одной пятой части проведенного в другом измерении времени. С этой стороны черных зеркал глаз Северуса и Гарри, Малфои пребывали в панике. Люциус несколько раз порывался прервать ритуал, боясь за жизнь зельевара ну и Гарри, конечно.
Когда астральное тело Северуса было очень далеко, его земное корчилось в болезненных спазмах. Он беззвучно открывал пересохший рот, словно кричал или отчаянно звал кого-то.
Потом внезапно зал осветила яркая вспышка и на пару мгновений все потерялись в этом свете. Когда же освещение пришло в норму, то в двух плоских чашах блестело по несколько капель алой свежей крови, а Северус сидел в центре зала на полу, прижимая к груди ребенка. Зельевар выглядел очень изнеможенным - разрыв души с телом не прошел бесследно.
- «Получилось...»- не ясно кому точно принадлежала эта мысль, а может она осенила всех сразу.
Когда он, Северус, наконец, пришел из астрала, Люциус вздохнул более свободно. Всё самое худшее позади. Он постарался взять себя в руки и поспешить с завершением ритуала. Подойдя к алтарю, Малфой поднял два одинаковых почти плоских кубка и перелил их содержимое в третий, прозрачная жидкость которого в тот же момент окрасилась в алый цвет крови и зашипела.
- Глоток из кубка и имя наследника, — тихо проговорила Нарцисса, взяв с алтаря большую чашу и преподнеся её к пересохшим губам Северуса, — Глоток и имя.
Зельевар, пересилив усталость, сделал жадный глоток, понадеявшись, наверное, что он спасет его от мучительной жажды. Горячая жидкость обожгла горло и пару капель пролились, побежав по скулам и горлу. Всё тело свела сильная судорога и боль, распространяющаяся из желудка по всему телу. Все внутренности скрутило в тугой узел и резко дернуло.
- Имя, Северус, — тихо попросила Нарцисса, — Имя...
- Адриан... Снейп... — теряющего от усталости создание подхватил Люциус, а супруга взяла на руки ребенка и помазала, обмакнутым в чашу пальцем, его губы. Жидкость уже порядком остыла, а потому не причинила ребенку сильных неудобств:
- Адриан Гаррольд Поттер-Снейп, — ребенок во сне облизал помазанные губы.
В это же мгновение документы на Гарри в отделе опекунства при Министерстве загорелись синим пламенем. Горели они не долго, но за это время сделанные ранее записи изменились. Теперь главная идея договора гласила: «Адриан Гаррольд «Поттер - «Снейп взят под опеку Северусом Тобиасом Снейпом 4 ноября 1981 года.» Причем фамилия первого и истинного отца вскоре исчезла, оставив свободное место на пергаменте, словно грозясь в нужный момент открыть истину.

После завершения ритуала прошло уже около получаса. За это время все покинули ритуальный зал, который был на скорую руку прибран Нарциссой. Она, перелив алую жидкость из кубка в стеклянную колбу, унесла Гарри в детскую. Сосуд леди Малфой оставила на сохранение в ритуальном зале, предварительно наложив на него скрывающие чары. Люциус перенес потерявшего сознание Северуса в его гостевую комнату и остался с ним. Он ждал, когда Северус придет в себя. Малфой был уверен, что не заснет, пока друг не очнется и не будет уверенности, что с ним всё в порядке.

Когда Люциус принес Северуса, тот был в холодном поту и его сильно трясло. Устроив дрожащее тело на постели, Малфой укрыл его тонким одеялом и сел на стоящий рядом стул:
- Северус... — аристократ облокотился локтями на постель и нерешительно взял зельевара за руку. Сердце предательски екнуло, а Северус всё не приходил в себя. Он тяжело дышал и, казалось, вел внутреннюю войну с самим собой. Люциус корил себя за то, что не спросил о возможных последствиях ритуала, ведь в записях по этому поводу ничего не было... Если бы он только знал. Если бы знал, то обязательно придумал бы другое решение появившейся проблемы, а теперь оставалось только ждать. Ждать и надеяться только на лучшее, ведь худшее никому не нужно.
Аккуратно, легко касаясь кожи, аристократ гладил кисть Северуса: запястье, тыльная сторона ладони, фаланги пальцев. Ему казалось, что от его легкой ласки кожа Северуса становится мягче и глаже, а сам лорд чувствует внутреннее тепло. Или не казалось? Когда он в очередной раз перевел взгляд с кисти на лицо Северуса, то был шокирован увиденным: медленно, но верно мужчина менялся внешне. Не очень сильно, но заметно. Его дрожь почти прошла, и он плавно перешел из обморока в крепкий, здоровый сон. Кожа приобрела розоватый оттенок и стала плотнее - теперь не так сильно видно синевы вен и капилляров, черты лица стали немного мягче, даже с носом произошли изменения. Северус получил более аккуратный профиль, хотя горбинка всё же осталась. Медленно отрасли иссиня-черные волосы, теперь они были длинной до плеч, и ресницы, кажется, стали гуще и немного длиннее. Северус остался так же худ, как и был до этого, но теперь не было той болезненной бледности. Нельзя сказать, что он поменялся до неузнаваемости. Зельевара всё ещё можно было узнать, но теперь он выглядел более... ухоженно. Почти исчезли мешки под глазами и разгладились мимические, появившиеся в прошлом от постоянного стресса, морщинки. Помолодел? Это ближе к истине. Можно сказать, что его внешность стала достойна внутреннего яркого содержания.

- Северус, — Малфой, наконец, расслабился.
Жизни друга ничего не угрожало, и он мог оставить его на время, чтобы заняться подготовкой к переезду. Конечно, ему не хотелось, чтобы Северус уезжал, но необходимость в этом была очевидна. Дамблдор будет бездействовать ещё некоторое время, а потом он, возможно, станет проверять всех детей взятых под опеку в его отсутствие. Несмотря на то, что Ноксиэлла очень по умному передвинула все процессы опекунства на один день, и теперь документов было много, директору всё же важен мальчик. Люциус это знал, и теперь предстояло замести следы пребывания здесь Гарри и Северуса. На время, хотя лучше на всю жизнь, чтобы старик не испортил её дорогим Люциусу людям. А если не удастся спрятать, то хотя бы придумать убедительную легенду для Дамблдорских ищеек и прессы.
Малфой очень привязался к Гарри. Да и как не привяжешься к такому смышленому и милому ребенку? Мальчик словно излучай таинственные, ранее неизвестные феромоны - «защити и полюби». Устоять было просто невозможно. На Нарциссу эти феромоны тоже действовали.
Когда закончился ритуал и Люциус с Северусом скрылись в гостевой комнате, Цисса унесла спящего ребенка в детскую и уложила рядом с Драко. Белокурый мальчик, на мгновение проснувшись, повернулся в сторону Гарри и собственнически обнял его, словно тот был плюшевой и любимой игрушкой. Детские объятья выглядели очень трогательно, заставив уставшую аристократку улыбнуться. Приказав старой эльфийке, которая нянчила Драко с самого его рождения, следить за детьми, женщина вышла из детской. Она решила продолжить подготовку, и на этот раз объектом её пристального внимания стали учителя, а точнее - пока только один гувернер, который был бы всегда при мальчике. К поиску самого лучшего она подключила и Ноксиэллу. Женщина сама выразила своё желание помогать всем, чем может, и Цисса не стала ей в этом отказывать. За время, на которое были отведены поиски, чиновница несколько раз пыталась выведать у Леди Малфой о таинственном ребенке и его опекуне, но ничего, кроме того, что это чудный мальчик и семья достойная, не смогла узнать. Был составлен длинный список вселяющих надежду гувернёров. В этом списке было много имен, однако только одно было знакомо обоим. Возможно, Розье предложила кандидатуру Лекруа на пост гувернера лишь для того, чтобы быть в курсе дел, однако сам юноша очень понравился аристократке, и пока он был номер один в списке претендентов. Понравился не из-за внешней красоты, хотя она, бесспорно, впечатляла, и не из-за умения обхаживать женщин, которым он владел в совершенстве. Нет. До того, как он получил пост в Министерстве, Лекруа работал в высокопоставленной и высоко значимой чистокровной семье секретарём, а также занимался их юными наследниками: обучал светским премудростям. У него были хорошие рекомендательные письма и высокое, достойное даже аристократа, образование. Юноша знал многое, что могло бы потребоваться Гарри в будущем.
В своём очередном письменном ответе Розье, Нарцисса уверила новую любопытную родственницу, что подумает над её кандидатурой и представит его в новом качестве Люциусу. На этом их переписка была закончена, и женщина занялась проверкой собранных для Гарри в дорогу вещей. С каждой минутой она вспоминала о чем-то важном, что забыла собрать для мальчика, и приказывала эльфам принести то или это, гоняя их по поместью. Ночь уже подходила к концу, когда Нарцисса, наконец, успокоилась и с чувством выполненного долга направилась в гостевую комнату. Леди Малфой собиралась проведать Северуса и сообщить ему о гувернере, а точнее о том, что она его уже почти подобрала. Однако когда Цисса вошла в комнату, то никого в ней не обнаружила. Пустая постель была холодной и застеленной.
- Тинки!
Эльф появился перед Нарциссой, кланяясь ей в ноги.
- Где Люциус и Северус?
- Лорд Малфой, находится в своём кабинете, а господин Северус Снейп в детской комнате, Леди Малфой, мэм!
- Скажи Люциусу, что всё готово, и я предлагаю начать переезд. Чем быстрее, тем лучше. Я в комнате Драко.
- Как прикажете, леди Малфой, мэм! Тинки всё выполнит как надо!
- Торопись, — Нарцисса повернулась и стремительно зашагала по коридору. Её беспокоило исчезновение Северуса, а чутье подсказывало, что сейчас происходит что-то важное и ни с кем иным, как с Гарри.

Находясь на другом конце коридора от нужной двери, Люциус увидел супругу, которая входила в детскую. Тинки очень быстро передал послание Нарциссы мужу и теперь была отпущен для выполнения своей прямой обязанности - следить за кухней.
Внезапный крик. Звук разбивающегося хрупкого, предположительно фарфорового, предмета и детский плачь. Люциус сорвался с места, боясь опоздать.
- Опустите ребенка на постель, — прокричала Нарцисса, опасно направив призванную палочку на темноволосого мужчину. Мысленно она обещала наказать эльфийку за плохую работу и ложь, которая должна быть не свойственна этим созданиям, — Как вы сюда проникли?! Кто вы?!
- Успокойся...
- Отвечайте немедленно или я буду вынуждена применить магию!
- Я имею право держать этого ребенка на руках больше чем ты, Нарцисса.
- Что? Откуда? Кто вы?
- Цисса... Опусти палочку, — раздраженно прошипел зельевар.
- Северус? Ты?
- К тебе, наконец, вернулось умение рассуждать и логически мыслить? Как это вовремя.
В дверь вбежал Люциус. Он слышал разговор частично, но суть уловил.
- Что вы творите?! — прокричал хозяин поместья, застав вооруженных супругу и друга, а так же плачущих детей, в комнате. Пробежав взглядом, он наткнулся на разбитую статую ангела, которая раньше стояла на верхней полке стеллажа.
- Северус, — тихо, и всё ещё не веря своим глазам, прошептала волшебница. Она медленно опустила палочку, не отрываясь смотря на мужчину.
- Северус? — переспросил Малфой, но поняв в чем дело, лишь устало вздохнул, — Север, ты обратил внимание на своё отражение, когда покидал гостевую комнату?
- Для чего мне любоваться на себя, Люциус? Я не кисейная барышня... А что такое? С моим лицом что-то не так? «Быть может это из-за ритуала? Я просто хотел проведать Гарри... а он уже начинает доставлять мне неприятности... Весь в отца», — губ коснулась еле заметная улыбка.
- Ты изменился, друг мой. «Надеюсь, что не только внешне». Не удивительно, что Нарцисса не сразу признала тебя, хотя тому виной и полумрак детской спальни... С Гарри всё в порядке. После ритуала он просто заснул, но теперь был неосмотрительно разбужен...
- Понятно... Я успокою его, а ты ... Следи за своей супругой, Люциус. Иногда она теряет рассудок, — фыркнул зельевар и покрепче прижал к себе всхлипывающего ребенка. Палочку он убрал в карман классических брюк. Зельевар не смотрел в зеркало, но выйти из гостевой комнаты в рясе всё же не решился, а потому надел свои брюки и рубашку.
Нарцисса нахмурилась от такого хамского замечания, но смолчала, принявшись утешать сына.
- Её можно понять... Ты проснулся недавно?
- Да. Как проснулся я сразу пошел сюда и... меня чуть не ранила Нарцисса.
- Северус... теперь ты будешь всю жизнь мне это припоминать? — все-таки не выдержала женщина.
- До тех пор, пока не пойму, что мне не грозит опасность, — усмешка.
- Я предлагаю всем успокоиться, Нарцисса, Северус. Нам надо начать переезд. Как ты себя чувствуешь?
- Устал.
- Продержишься ещё немного?
- Постараюсь.
- Цисса, прикажи эльфам перенести все вещи из коридора в зал к камину. Воспользуемся каминной сетью - так быстрее.
- Хорошо, Люциус... Прости, Север.
- Всё в порядке. Тебя действительно можно понять.
- Пойду, — она вышла вместе с Драко. Из коридора тут же послышались отдаваемые ею приказы и хлопки эльфийских аппараций.
- Я так сильно изменился? — тихо поинтересовался зельевар, смотря на приоткрытую дверь, за которой скрылась аристократка.
- Не так сильно. Ты всё тот же Северус Снейп - легендарный зельевар. Только теперь ты более ухожен и ...даже чуточку миловиден. Я не имею в виду, что раньше ты был...
- Прекрасно, — недобро оскалился зельевар и большими шагами направился вон из комнаты, — надо настроить камин на мой дом.
- Конечно... Прости, — Люциус направился следом.
- Ничего.

В зале, следуя указаниям леди Малфой, домовики переносили упакованные вещи в зажженный камин, где с другой стороны их принимали подаренные Северусу пара домашних эльфов. Для такой телепортации пришлось изрядно поработать с настройкой камина. Вещей было не просто много, а невообразимо много. Зельевар даже представить себе не мог, что ребёнку нужно столько мебели, одежды и игрушек. После того, как с пересылкой было покончено, Нарцисса с Драко и Гарри на руках шагнула в камин и исчезла в зеленом пламени.
- Что ей потребовалось у меня дома, Люциус? — настороженно поинтересовался зельевар, удивившись действию Нарциссы.
- Она хочет лично все просмотреть и найти место для детской... Ты ведь позволишь? Цисса без боя не отступится от возможности все устроить самой. Это затянется...
- Женщина...
- В лабораторию она не пойдёт, если тебя это беспокоит, — уверил зельевара Малфой.
- А если попробует, то будет неприятно удивлена.
- Поверю на слово... Но она не такая, — успокоил друга Малфой, — Северус. У меня к тебе разговор... Пока Нарцисса занята и до того, как ты уйдешь, я хотел бы... поблагодарить за то, что ты взял на себя заботу о мальчике...
- Я сделал это не только ради вас, поэтому не стоит благодарить.
- «Не только?» Я считаю, что стоит. Если тебе что-то потребуется, то можешь обращаться к Малфоям. Камин всегда открыт для вас с Гарри... В любое время дня и... ночи.
- Не нужно, Люц.
- Север, я правда очень тебе благодарен, — зельевар кивнул, нехотя, но приняв его словесную благодарность, — А теперь предлагаю выпить... Выпить за преодоление первого препятствия на пути к счастью и благополучию наших детей.
Малфой-старший подошёл к старинному бару, где обычно хранилось много дорогого спиртного. И в этот раз предлагаемый ассортимент заставил обратить на себя внимание. Здесь было всё от американского коньяка, до яблочного сидра.
- Надеюсь, ты не собираешься меня спаивать? Иначе счастье детей будет под угрозой, — зельевар устало улыбнулся, решив на время забыть о возникшем между ними напряжении.
- Ну что ты... Я предлагаю вино из моей лучшей коллекции, — Люциус вернулся с красивой бутылкой и двумя хрустальными бокалами. Бутыль была изящно перевязана тонкими золотистыми нитями. Пробка выглядела как бутон диковинного цветка.
- Какая щедрость, Люциус, — зельевар взял бокалы, а Малфой-старший наполнил их ароматной жидкостью.
- Для тебя мне ничего не жалко, Северус, друг мой. Выпьем, — он поднял бокал на уровень глаз и заставил жидкость качнуться. Вино заискрилось.
Волшебники сделали по глотку нежно-розовой жидкости. Напиток действительно был достоин находиться в коллекции аристократа. Интересный вкус, пикантные нотки аромата и особое временное магическое воздействие на пьющего: от одного глотка разум немного дурнеет, и люди способны совершать невероятные поступки, которые раньше не могли себе позволить. Зелье развязывает руки, стирает ограничения. Если выпить чуть больше, можно погрузиться в свои сокровенные мечты и грезы, видеть чудные видения. Вино можно назвать эликсиром безумства, что отнюдь не лишает человека чувства счастья. Северус узнал его вкус, ведь он довольно давно знаком с Люциусом и его пристрастиями. Последний же, сейчас поддавшись влиянию напитка, мог считать себя до глупости смелым счастливчиком, раз потянулся к губам зельевара и не получил сиюминутный отпор. Забрав у предмета обожания бокал и отставив его к своему бокалу на стол, Люциус невесомо приобнял Снейпа одной рукой, а другой коснулся кожи щеки. В этом интимном жесте было столько не малфоевской нежности, что Северус растерялся. Приятная близость, ровное дыхание партнера вскружили голову аристократа сильнее эфемерного, временного счастья волшебного напитка:
- Северус...
Но действие одного глотка прекратилось так же неожиданно, как и появилось. Их губы остановились на расстояние сантиметра друг от друга, когда оба смогли трезво оценивать свои действия. Однако Малфой-старший, несмотря на крик совести и рассуждения разума, решил в очередной раз поставить всё на кон и припал к губам Северуса легким, но довольно требовательным поцелуем. Зельевар же, к радости лорда, в удивлении приоткрыл рот. Эта заминка вселила напрасную надежду, которая тут же разбилась вдребезги, когда замешательство Северуса сменилось возмущенным вздохом. Придя, наконец, в себя, зельевар вывернулся из слабых объятий и стремительным шагом исчез в зеленом пламени.
Кто знает, на что надеялся Люциус. Возможно, в будущем он планировал списать всё произошедшее сейчас на действие вина, которое, как оба понимали, было не причем.
— Северус, — его голосу аккомпанировала глубокая печаль.

@темы: Главы

URL
   

Сны вейлы или А если так?

главная