14:39 

6. VI. Ждать третьего раза

Госпожа Шляпа
Это реально...
На утро следующего дня в главном зале Малфой-Мэнора вовсю шла светская беседа:
— Подождите, лорд Малфой... Вы просили о встрече, говоря, что это очень важно и не терпит отлагательств, но я никак не думала, что дело будет в маленьком ребенке! Причем не в наследнике благородной семьи, а в совершенно чужом вам ребенке, — женщина замялась,— я, право, не знаю... Если бы это была фамилия Малфоев, то уговорить удалось бы больше сотрудников Министерства. Я имею в виду из тех, кто нам нужен и может помочь... В любом случае я буду стараться, но... Может вы объясните, в чем дело? Кем вам приходится этот мальчик?

— Всему своё время. Те, кто должны знать - будут знать, но не больше, миссис Розье. Это дело особой важности. Вы беретесь за него?
— Ммм... Как не помочь родственникам, — она улыбнулась и протянула руку для рукопожатия, чувствуя, что большего от него не добьётся, — я, пожалуй, пойду, попытаюсь выяснить всё, что от меня зависит.
— До встречи, миссис Розье, — Люциус, не пожимая ее руки, повернулся и пошел к массивной двери, видимо решив поскорее выпроводить гостью.
— Я могу и сама дойти, но, лорд Малфой, можно последний вопрос? Это было бы полезно для дела... Кто будущий опекун?
— До встречи, миссис… Ждите сову.
— Понятно... Я надеюсь, что вскоре мы будем доверять друг другу чуть больше. У меня нет намерения доносить об этом кому бы то ни было, — говорила она, подходя к входной двери, — я пришлю сову со всей информацией и документами, которые будут необходимы для оформления опекунства, а так же с тем, что соберем. До свидания!
Когда дверь за гостьей закрылась, издав характерный хлопок, к лестнице подошла Нарцисса:
— Думаешь, получится? — поинтересовалась она негромко, но хозяин поместья расслышал и повернулся к жене, жестом приглашая спуститься:
— Иначе и быть не может, дорогая, — дождавшись пока она спустится, он направился обратно в зал, следуя за супругой,— я навел о ней справки... То, что нам нужно: аристократка не только по крови, хотя и не чистейшей как наша, но и по манерам поведения и отношению к нужным нам вещам, недолюбливает Дамблдора и его политику, а также поддерживает связи со многими влиятельными, чистокровными семьями. Но полностью доверять пока не стоит - надо дождаться, когда дело сдвинется с мертвой точки. Посмотрим, что ей удастся.
— Мне кажется, что всё происходит слишком медленно, что мы можем не успеть... Что-то очень важное, — леди Малфой со вчерашнего дня сильно волновалась, словно что-то идет не так.
— Медленно? Прошел всего день, Цисса. Мы всё успеем. Ради Драко и будущего нашей семьи у нас получится. Северус готов усыновить Гарри, а значит дело остаётся лишь за формальностями. Кстати, они ещё спят?
— Нет. Северус и дети уже встали. Я была искренне удивлена, застав Северуса в детской, но мне кажется это даже хорошо... Гарри к нему привыкает, а значит проблем с опекунством не должно быть.
— Проблем не будет, Нарцисса. Я предлагаю собраться и коротко поделиться собранной вчера вечером информацией.
— Согласна. А ещё, он просил принести думоотвод. Желательно чистый.
— Хм... Они всё ещё в детской? И.. Зачем ему чистый думоотвод?
— Да, в детской. Северус всё объяснит, я полагаю. .. Пойдём.


В детской комнате спустя несколько минут.

— Из всего сказанного следует, что сделать это стоит ближе ко сну, когда все его мысли вновь будут заняты кошмарами... И Драко тоже, — рассудил Люциус, которому поведали о страхе перед темнотой.
— Хорошо, так и сделаем. А, что на счет оформления опекунства над мальчиком? Успехи есть?
— Тебе так не терпится? — пожурила друга Нарцисса, причесывая тонкие светлые волосики сына.
— Чем быстрее, тем лучше. Не вечно же мне злоупотреблять вашим гостеприимством, — он бросил как бы мимолетный взгляд на Люциуса, — дома я чувствую себя в большей безопасности, и дело не в родовой защите. Просто дом есть дом. Гарри нужно дать время привыкнуть к новому месту.
— Ты, как всегда, прав, Северус. Позже, я, пожалуй, займусь поиском репетиторов и сбором вещей. Только всё самое необходимое. А пока может расскажешь, что нашел? Желательно коротко, — Нарцисса отдала сына эльфам и, разгладив складки на платье, приготовилась слушать. Гарри же сидел на коленях у зельевара и смотрел на всё большими, ясными глазами.
— Я нашел немного информации, но она показалась мне исключительно полезной. Во-первых, амулеты вейл: способ изготовления, применения... Данных недостаточно. Больше можно найти или спросить у самих представителей крови - это, кстати, осуществимо, хоть и сложно. Во-вторых, несколько ритуалов подавления действий на окружающих. Чаще воздействие идёт на носителей крови магических существ, а также… я нашел ритуал замедления вступления в наследство. В-третьих, парочка рецептов редких зелий, которые, как я надеюсь, не пригодятся нам в будущем, но чем Моргана не шутит? И наконец, информация об артефакте, который могут найти только ищущие истинные партнеры... Кое-что меня смутило - к примеру то, что найти его можно в абсолютно любом месте, даже в простом антикварном магазине... В общем... сделал записи, но они остались в библиотеке. Я подумал, что безопаснее их пока не выносить из защищенного места.
— Верное решение. Спасибо за заботу о тайнах семьи. Ознакомимся с ними позже. Что у тебя Нарцисса? — Люциус улыбнулся другу и перевел взгляд на супругу.
— Не предполагала, что что-то подобное есть у нас в библиотеке, — под впечатлением произнесла аристократка и начала свой рассказ, — у меня так же не исчерпывающая информация, по большей мере она связана с семьями Поттеров и Розье, но на первое время этого должно хватит. Если потребуется узнать ещё что-то, придётся идти в Министерство. Итак. У всех чистокровных семей есть свои ритуалы вступления в наследство и принятия титула, как и у Малфоев. Некоторые тайные или забытые, но кое-что я смогла найти. Нам предстоит передать опекунство над Гарри тебе, Северус, но так, чтобы наследство, как и титул Поттеров, остались за ним... Есть два ритуала и оба были открыты сравнительно недавно, в начале этого века, словно Поттеры знали о возможности того, что наследник может стать сиротой. Один из ритуалов накладывается на наследника сразу после рождения, а значит, Гарри им уже обладает, но стоит проверить это. Действие ритуала распространяется на пресечение любого прямого вмешательства в судьбу наследника- любую попытку забрать ребенка из семьи, в которой он рожден... В общем, у Дамблора, если бы мальчик достался ему, мало что вышло бы. Но он могущественный волшебник, а значит мог сломать несколько чар, поменяв местами что-то в его родословной. Там было что-то ещё, но информация или потеряна, или намеренно скрыта. А вот второй ритуал поможет нам без потери родовой память отдать Гарри под твою опеку, — она посмотрела на зельевара, — мальчик будет тебе как сын, но фактически ты будешь только вторым его отцом. Сможешь оставить ему наследство - если решишь это сделать, конечно - но не сможешь лишить ребенка наследства его первого отца. Однако до совершеннолетия большая часть наследства Поттеров будет для мальчика закрыта, а то, что открыто и его использование, будет строго отслеживаться хранителями наследства. Я навела справки, — сейчас волшебница была похожа на своего супруга. С кем поведешься от того и наберёшься, — в главном банке есть счета Поттеров, но содержимое под грифом секретности. После получения Северусом опекунства, надо будет наведаться к хранителям Банка Гринготс, что бы узаконить родство. Это пока всё... Вчера был тяжелый день, и я могла что-то не приметить.
— Ты молодец, дорогая, теперь нам не нужно ломать голову как магически подкрепить опекунство. Ждать новостей он Ноксиэллы осталось не долго. Я почему-то уверен в этом.
— Тогда, пока выдалось время, предлагаю начать сборы. Люциус, я соберу им в дорогу немного одежды и вещей Драко? У Северуса ведь ничего нет детского, а ребенку нужно очень многое. Драко мы закажем новое, а потом и для Гарри будем шить на заказ. Поттеры, по крайней мере до известных мне ветвей древа, не слишком намешали в своей крови.
— Да, конечно. Полагаюсь на тебя в этом вопросе, — сухо ответил Люциус. Нарцисса кивнула и тут же позвала на помощь эльфов. Сборы начались.
— Северус, — не громко позвал друга Малфой, — пойдём? Не будем мешать...
Волшебники аккуратно закрыли за собой дверь, оставив Нарциссу, мальчиков и эльфов заниматься своими делами. Спустя некоторое время они закрыли за собой дверь в библиотеку. Люциус сделал вид, что углубился в чтение собранных Северусом сведений, а зельевар словно начал искать что-либо для лёгкого чтения. Прошло чуть меньше получаса. Люциус не выдержал первым. Он бегло пробежался по оставшимся страницам и начал разговор:
— Перечитать и законспектировать так много книг, не удивительно, что вчера ты выглядел очень уставшим, — Люциус начал разговор, которого очень боялся не он один, но и Северус. Зельевар напрягся и уперся взглядом в книжную полку.
— Как твои глаза? Надеюсь, больше не болят? — заботливо поинтересовался хозяин поместья. Его голос, однако, никогда ранее не звучавший заботливо, хрипел.
— Вчерашний день был сумасшедшим, — после паузы длиной в протяжный, нервный, вздох, зельевар продолжил, — но это не значит, что я что-то забыл.
Люциус отложил записи, которые были выведены аккуратным, несмотря на поздний час возникновения, почерком на стол и подошел к зельевару:
— Северус... Прошу выслушай, — он сделал выжидательную паузу, а когда Снейп поднял на него свои глаза, продолжил, — я уверен, что ты всё понимаешь так, как нужно. От тебя мне нечего скрывать и я рад делиться с тобой всем, что имею. Абсолютно всем, — он аккуратно коснулся тонкими пальцами его тыльной стороны ладони, которая опиралась на стол. Взволнованные глаза встретились, по телу обоих пробежал неприятный холодок:
— Не надо, — с тихим раздражением в голосе попросил зельевар и попытался отстраниться, но позади стоял стол.
— Я хочу, чтобы ты знал, Северус. Знал что это - не очередная интрига... Рядом с тобой сейчас не чистокровный лорд Малфой, а твой хороший и, я надеюсь, близкий друг Люциус. Держать себя в рамках, когда мы наедине, получается не так хорошо, как раньше, но кроме этого... я чувствую, что мне нравится терять самообладание. Это как глоток свежего воздуха - ничего подобного раньше не было. Не отводи взгляд. Ты ведь знаешь: «Малфои никогда не сдаются». Северус, слышишь? — он отступил, чтобы дать другу возможность впустить в напряженные легкие воздух, а затем вновь заставить их сжаться. — Я, Люциус Малфой, один из самых влиятельных чистокровных волшебников Англии, теряю самообладание рядом с тобой и не хочу, чтобы это заканчивалось. Наоборот... Молчи, — попросил он, когда темноволосый мужчина немного пришел в себя и, как видно, собрался что-то сказать, — Обдумай, взвесь... Поспешное решение меня не устраивает. Я больше не заведу этот разговор, пока ты не захочешь. Лучше знать, что ты думаешь об ответе и теряться в догадках, чем потерять мою возможность... дышать, — Люциус стал медленно приближаться к Северусу, но в последний момент тот резко отвернулся и выпрямился. Аристократу ничего не оставалось, как отступить и поспешно скрыться из библиотеки.
Зельевар стоял неподвижно, глядя в одну точку. Он всё ещё пребывал в пост-шоковом состоянии. То, что ему открылось, повергло его в волнительный трепет. Люциус, такой гордый и холодный, поступился своим положением и опустился до чувственной, не свойственной ему, речи только для того, что бы сказать ему природу своего поведения.
— Моргана...
Всё поменялось слишком быстро. За два... Нет, за один день. Его жизнь сделала несколько крутых виражей, от которых кружится голова и к горлу подкатывает нервный ком. И уже в этом они были похожи с Люциусом. Скоро он станет опекуном маленькому ребенку, а лорд Малфой, его давний и хороший друг, ставит под угрозу их партнерские отношения... Нет, Северус уже смирился с тем, что станет "папочкой" и он не был ярым противником однополых отношений, считая, что многое имеет право быть, но он никак не предполагал, что что-то подобное коснется и его самого. Что появится сын... Что никто иной как Люциус будет дышать близостью с ним.
— «Хорошо, что больше к этому вопросу не вернёмся... Сейчас у меня нет желания думать об этом. Первая и важная проблема сейчас - это Гарри, а Люциус... Люциус... Моргана, когда всё поменялось так сильно?!» — Северус бессильно опустился в кресло, стоявшим рядом.


Воспоминания Северуса.

После выпуска я примкнул к Волдеморту из-за того, что хотел поступить так, как считал правильным. Хотел, чтобы меня принял и признал самый сильный волшебник тысячелетия, но ещё одной причиной было то, что я хотел … пойти за Люциусом. Я хотел нагнать его и показать, что действительно чего-то стою в этой жизни. Для меня было важно именно его мнение, а не мнение свихнувшегося на чистокровности дурака. Я ощущал пропасть между нами. Не было дружбы, была только щенячья преданность с моей стороны и холодная отстраненность с его. Малфой не прогонял, но и редко хвалил своего щенка. Мне было достаточно. Я был счастлив... Затем много приказов от Темного Лорда, назначение Люциуса в ближний круг, мои задания с ядами. Когда я понял, что не хочу этого, было уже поздно. Я погряз в этом дерьме по самые уши. «Добрый Доктор Дамблдор» появился тогда в нужное время: я был растерян и запуган. Дамблдор предложил вступить в ряды его отряда. Он так сладко пел, что я согласился подумать, но потом снова задания: налеты, убийства... и я всё ещё «думаю». Зерно сомнения посеяно. За все это время я всё реже встречался с Люциусом, всё реже получал от него похвалу, но всё равно стремился за ним: я словно был одурманен. Прошло время и кое-что поменялось. Когда я уже устал бегать, когда решил оставить свою цель в достижении Малфоя, он пришел ко мне сам.
— Ты сегодня отлично справился, Северус! Ты стал самым искусным зельеваром Англии... Лорд доволен тобой… и я тоже.
Он всегда наедине со мной ставил себя выше Темного Лорда.
— Знаменит, но одинок. Всю жизнь положить к переплетам книг и остаться в одиночестве. Не лучшая цена, Люциус, ты не находишь?
— Если ты не о семье и детях, то ты, наверное, забыл о том, что есть я, Северус. Я всегда буду рядом и не потому, что ты знаменит - хотя и это, безусловно, важно - а потому, что ты не такой как все. Северус видит всё другим зрением, ведь так, друг? Я хочу видеть твоими глазами. Видеть самого себя не Лордом, а тем, кого ты видишь во мне, — его голос тогда был такой же, как сейчас: такой бархатный и дрожащий от волнения.
Тогда он хотел поцеловать меня, но я оттолкнул его и сбежал. Я испугался, но он не отвернулся. Мы стали чаще общаться, и Люциус помогал мне в работе. Я знал, что он отлично варит зелья, но никогда не работал с ним на пару. После того раза... он больше не прикасался ко мне и я забыл. Как глупо. Постепенно мы стали хорошими друзьями: помогали друг другу, говорили о сокровенном, но он ни разу не напомнил... И вот теперь. Я больше не могу бегать... Вспомнив об этом сейчас, я понял как больно и тяжело Люциусу, но пока не могу принять его. Слишком быстро, слишком невероятно: у него жена и сын. И я сам в себе не уверен. Что эстет Люциус мог найти во мне? Я совсем не красавец... У него дурной вкус... Странно, я даже не считаю, что он лжет или играет.
Так. Хватит. Об этом буду думать позже. Невероятно тяжело всё это осознавать сейчас. Я ведь даже не замечаю за собой влечения - не то, что к мужчинам, но и к женщинам! Я действительно «не такой как все». Странный. А Люциус странный вдвойне.


А в это время в детской комнате Нарцисса, командуя эльфами, упаковывает детские вещи в магические чемоданы:
— Ботиночки, сапожки, сандалики, носочки и колготки в этот чемодан. Кофточки, шортики, лёгкие комбинезончики, рубашечки и майки в этот. Шапочки, кепочки, шарфики, варежки, уличные комплекты в этот. Комплекты постельного шелкового белья, подушки и одеяла в этот. Остальное разложить в те три. Еду положить в корзины, снабженные сохраняющими заклинаниями, а крупные предметы детской мебели уменьшить и положить сюда. Итак. Всё по минимуму.. Ничего не забыла?... Хм... Тинки! Приведи сюда двух умелых эльфов, которые смогут не только приглядеть за Гарри в доме Северуса, но и поддерживать жилище холостяка в стерильной чистоте. Не хватало ещё заразить малыша.. И чтобы готовить умели. Исполняй!
— Тинки исполнять, леди Малфой, мэм!
Через мгновение перед хозяйкой поместья стояли два эльфа: мужского и женского пола.
— Тинки привести Линси и Динни!
— Итак. С этого момента вы подчиняетесь так же Северусу Снейпу и его сыну. Вы будете исполнять свои обычные обязанности, плюс ухаживать за ребенком. Понятно? А теперь собирайте вещи и переносите их вниз к парадной двери. Уложите так, чтобы чемоданы не мешались в проходе.
— Да, леди Малфой, мэм! — хором ответила пара домовых эльфов и приступила к выполнению задания.
Когда багаж был спущен вниз, Нарцисса ещё раз перепроверила всё и отправилась искать супруга. Люциуса она нашла в зале, сидящим в глубоком красном кресле у разожженного камина с безучастным выражением лица.
— Дорогой? Я всё собрала и выделила двух домовиков.
— Хорошо. Молодец... Я жду сову, — Лорд Малфой устало прикрыл глаза.
— Люциус, что-то случилось? Люциус? Люци? — Нарцисса тщетно пыталась привлечь внимание супруга. Он отгородился от мира, и, как казалось – от жены в первую очередь.


Размышления и воспоминания Люциуса.

Когда я стал тем, кто не может без его внимания и поддержки? Когда мне стало сложно сдерживать себя, находясь рядом? Когда я начал... снова дышать? ... Северус второй раз промолчал вместо ответа. Считать отказом? Мне кажется это глупой игрой, хотя ни я, ни он не играем. Я знаю, что без него не смогу чувствовать, что, возможно, потеряюсь... Он не знает, но всё равно помогает. Когда нужно - рядом. От этого хорошо, комфортно и до отвращения тошно. Он рядом, но не потому, что понимает, как нуждаюсь я в его близости. Он рядом потому, что считает меня другом. А может и вовсе считает это долгом. Знал бы он, какие мысли в моей голове, как я мечтаю делить с ним ложе, как хочу вдохнуть аромат его тела с примесью зелий, как хочу подмять под себя и заставить слететь эту противную маску с его лица. Знал бы... испугался бы. Да. Я бы тоже испугался, но это невыносимо... Меня раздирает изнутри, когда я вижу его, когда слышу голос... Вижу ошарашенные, испуганные глаза... Он не понимает, как красив. У него своё собственное очарование, власть... Передо мной - там, в библиотеке, он был так... недосягаем. Я, кажется, сошел с ума... Дыша только лишь одним с ним воздухом, я ощущаю, как его губ касается легкий ветерок, и замечаю, как бесстыдно он облизывает высохшую от волнения губу и теребит ткань своей мантии тонкими пальцами, которые так точно измеряют долю моего наслаждения. Ни больше, ни меньше. Это сжигающее желание... Северус... Его имя щекочет моё горло. Я словно прикасаюсь к чему-то ценному, желанному, но пока не моему... Казалось бы, ещё немного нежности и трепета, и имя материализуется... передо мной предстанет... Северус... Ожидание. Пытка намного сильнее и больнее круциатуса...


Люциус очнулся от своих мыслей всё в том же кресле перед камином, но на сей раз он был заботливо укрыт пледом. Под мягким расшитым кашемиром, в плену тесных классических брюк, томился его напряженный орган:
— «Словно юнец, завестись от воспоминаний... », — он сделал глубокий вздох и насильно подавил желание прикоснуться к себе.
— «Рано. Непростительно», — пару минут безмолвной борьбы со своим возбуждением, и оно пало под натиском железной выдержки, — Я подожду...
— Никого ждать не нужно, миссис Розье прибыла лично, дорогой, — тихо проговорила Нарцисса откуда-то со спины, — она ждет. Позвать?
— «Нарцисса... Должно быть это она укрыла меня». Зови.
В зал вошла уже знакомая аристократка. В руках она держала темно-синюю папку, предположительно, с документами.
— Доброго времени суток. Я решила не ждать вашу сову с информацией и пришла сама, — проговорила гордая и довольная собой Ноксиэлла Розье.

Дело сдвинулось с точки? Надежда затеплилась в их мыслях...

@темы: Главы

URL
   

Сны вейлы или А если так?

главная