14:32 

4. IV. Вводный курс Профессора Снейпа.

Госпожа Шляпа
Это реально...
Топот приближающихся ног и звук распахнувшейся двустворчатой двери. В Малую Обеденную залу влетел взъерошенный и воодушевленный Северус:
— Нарцисса! Люциус! Я нашел кое-что стоящее... — его встретили четыре пары удивленных глаз: две пары взрослых и столько же детских. К всеобщей радости необычно активное поведение Северуса не напугало детей, они продолжили кушать.

— Кхм... Прошу прощение, что на обед?
— Для тебя... Хм. Жаркое из говядины, легкий салат, вино, фрукты и... тыквенный сок.
— Благодарю, всё выглядит... аппетитно.
— Рад слышать...
— Я, пожалуй, действительно по обедаю... Проголодался. Много вызывающей интерес информации и..
— У голодающих нет столько бьющей через край энергии, — подначивал Люциус, перебив друга, после чего легко усмехнулся и продолжил прерванную трапезу.
— Если тебе не интересно то, что я выяснил, а это касается твоего сына и его будущего... Что же, говорят за едой вся важная информация «съедается», — Северус сделал глоток сока, — И не придётся использовать Обливиейт.
— Такой ерунды в моей библиотеке ты набраться не мог. Прошу извини меня, я готов выслушать.
— Премного благодарен, лорд Малфой, — молчание, длиною во вдох, прервалось одиночными сдавленными смешками.
— Хорошо, что в поместье нет никого постороннего, Северус, иначе не избежать огласки... Подумать только, уважаемый зельевар носится как молодой студент и пугает благородных и чистокровных жителей Малфой-мэнора и их домовых эльфов своими криками.
— Ну, хватит тебе… — фыркнул Северус. — Я правда нашел очень много полезной нам информации. В чем-то колдомедик был прав, а в чем-то заблуждался, — он усмехнулся и повернул голову к Нарциссе, — и не пришлось раскрывать местонахождение святая святых- библиотеки с сомнительным содержимым. Пока не пришлось.
— Северус, мне казалось, что мы всё обсудили...
— Он так шутит, дорогая. Северус всё прекрасно понимает. Не правда ли? — ответом ему был кивок зельевара, — я рад, что не дошло до этого... Итак, Северус, что ты нашел?
— Неужели ты снизойдешь до того, чтобы выслушать меня, простого зельевара? — Снейп приподнял бровь, — только у меня условие: не перебивайте. Не хочу упустить что-нибудь крайне важное, — Северус стал похож на профессоров в школе Хогвартс, читающих лекцию, — итак. Вейлы- это английское название существ, которые, как очевидно, живут не только на территории Британии. Их ещё называют ВейлЫ, ВИлы, ВИлиссы или ВилИссы, ВИлии в зависимости от ареала обитания. Упоминания о них можно найти в Восточной Европе - это Польша, Венгрия... По старинной легенде, вейлами становятся некрещёные умершие, которые умерли невинными, так как их души, видите ли, не могут покинуть землю, — Северус говорил так, будто сам в это не верит и считает выдумкой чистой воды, хотя приведений он видел. И не раз.
— Вейла - это темно-магическое существо, в спокойном состоянии похожее на прекрасную обворожительную особу с бледной кожей, светлыми длинными волосами и яркими чертами лица. Всё пока сходится, так? Но вот разгневанная вейла выглядит совершенно иначе. Тело её обезображивается- лицо вытягивается в остроклювую птичью голову, из плеч вырастают чешуйчатые крылья, а ноги превращаются в лошадиные копыта. К тому же в этом состоянии вейла может использовать тёмно-магический живой огонь. Надеюсь, нам не придётся с этим столкнуться в живую, — короткая усмешка.
— А теперь самое невероятное... Эта раса уникальна в первую очередь тем, что не имеет представителей мужского пола - в семье вейлы рождаются либо девочки-вейлы, либо мальчики, имеющие расу своего отца, — Снейп жестом руки остановил, пожелавшего прервать его Люциуса, — при этом даже в браке с магглами вейлы не утрачивают чистоту своей крови. Там какой-то особый феномен, отвечающий за женский пол. Так считают сомнительные ученые-наблюдатели, но как факт- мужчин вейл не существует, — Северус нарочито медленно сделал глоток вина. Никто не стал его торопить.
— Существование Драко, следуя из выше сказанного, само собой является причудой природы, — Северус убедился, что родители Драко оценили добытую им информацию, и продолжил повествование. Он устал, но его иссякающие силы подпитывали знания, которые так хотели быть рассказанными.
— В книгах были ещё не менее интересные факты... К примеру то, что вейлы имеют сходство с, — он с отвращением прыснул, — оборотнями. Они могут превращаться в птиц, но только в них. Более того, они единственные имеют способность контролировать оборотней в звериной форме - пением, полностью подчиняя их своей воле. Это делает их ценными для науки. А так же они имеют сходство с анимагами, ведь превращение происходит по желанию, а не в определённые дни лунного цикла. Вейлы с рождения владеют приёмами своеобразного гипноза: привороту с помощью взгляда, голоса и пластики. Именно поэтому они редко имеют врагов, им проще очаровать собой маггла или волшебника, чем вступать с ним в войну, а также, именно поэтому, - на них почти не действует общеизвестная ментальная магия. С этим бы я поспорил. Некоторые зелья и яды, а также любовная магия на вейл тоже не действуют, — заключил зельевар, обводя взглядом собравшихся.
Нарцисса подобралась и уткнулась в тарелку. Что-то из слов Северуса заставило её взволноваться.
— В особенности подвластны очарованию Вейлы незрелые юноши, неженатые мужчины и те, кто сами засмотрелись на вейл. Однако... — Северус посмотрел на Драко, — мало кто знает об их настоящей сущности. Вейлы представляются окружающим немного заносчивыми, самовлюблёнными, но совершенно безопасными созданиями... Прямо как Малфои, — с довольно добродушной издевкой, на которую он был способен, добавил Снейп, — на самом же деле это глубокое заблуждение. Так пишется в книге. Вейлы убивают, а иногда едят убитых ими существ- не только тварей, но и людей. Едят, однако, не для красоты и молодости, как сказал господин колдомедик. Вейлы способны питаться обычной человеческой пищей. Да и убивают они лишь в случае ненависти, либо серьёзной опасности. Прежде чем съесть человека, они в своем роде оказывают дань уважения убитым, показывая своё истинное птичье обличье - превращаются в огромных остроклювых птиц с кожистыми крыльями, а потом потрошат жертву.
— Некоторые источники предлагают, на мой взгляд, абсурдный способ защиты: зажмурить глаза, закрыть уши руками и верить, что тебе не грозит опасность, что вейла не сможет причинить вреда, — с усмешкой произнес «лектор».
— Распознать маггла или волшебника, загипнотизированного вейлой можно по очень простым факторам: жертва думает и говорит только о вейле, и ее постоянно к ней тянет. Волшебник, не задумываясь, может пойти на самые безумные поступки ради ее неземной красоты. Известно множество случаев, когда красота вейл оказывалась губительной для влюбленных мужчин.
— Хм... Так же… Помимо способностей гипноза вейлы владеют языками некоторых животных и лечебным искусством, используя силу природы для излечивания ран. К сожалению, в записях я не нашел подробностей или уточнений. В этом вейл можно сравнить с фениксом Профессора Хогвартса Дамблдора, птицей, исцеляющей своими слезами. Вейле же достаточно прикоснуться к кровоточащей ране, и она вскоре затянется. Так пишут, и об этом же даре говорил колдомедик.
— Их магический талант проявляется в основном в изготовлении приворотов и ворожбе. А это значит, у мальчика природный талант к зельеварению, что нельзя запускать ни в коем случае... Далее. В волшебной палочке чистокровные вейлы не нуждаются. Для усиления своей магической энергии они используют амулеты собственного изготовления. Зачаровывают их сами и носят в качестве украшений. Насколько сильны магические свойства изделий можно понять по мастерству изготовителя, однако не думаю, что они могут сравниться с гоблинами, но вейлы очень ценят свои красивые безделушки... Кстати, некоторые эскизы, если судить по сноскам, должны быть в запрещенной литературе, — он на мгновение замолчал, изогнул губы в усмешке, — похоже не избежать похода в тайную библиотеку...
— Из металлов вейлы предпочитают золото. На счёт привязанности вейлы к бижутерии- туи всё как говорил Бруссе. С этим могут быть проблемы...
— Являясь духами ветра, эти существа, когда они находятся вместе, способны вызывать вихри и бури. Поодиночке же они стараются вести себя безобидно и показывать миру только свой благосклонный лик. Конечно, если их не злить.
— В конечном итоге из Драко мы получаем мага ветра с возможностью призывать магический живой огонь, исцелять прикосновением, использовать гипноз взглядом, пением и пластикой, а так же защиту от многих магических воздействий: некоторые зелья, магия и полная защита от приворота. Этакий желанный, но не доступный магический артефакт. Выше ожидаемого на первый взгляд? — зельевар уже вовсю издевался, видя замешательство на лицах своих слушателей.
— Вейлы, несмотря на лояльность к отличающимся от них существам, по сути своей остаются тёмной расой. Это проявляется в их весьма специфичном характере и темпераменте. Они очень раздражительны. Это тоже, кстати, подходит под описание твоего наследника, Люциус... На чем я остановился? Ах да. Из старинных выписок достоверно известно, что не стоит прерывать ритуальные танцы чистокровных вейл - это может очень плачевно закончится. Рассвирепевшие вейлы бывают очень опасны. Они мстительны, злопамятны и завистливы. Не редко были известны случаи, когда эти существа убивали прекрасных девушек, признавая их красоту способной соперничать с их собственной. Некоторые вейлы способны на невероятное коварство и жестокость.
— Они никого не боятся и никогда не стареют, Вейлы навсегда остаются в том возрасте, в котором погибли, если вспомнить придание об их появлении, — на лице появилась усмешка. — Быть может, Драко получил дар долголетия, — он еле слышно фыркнул и продолжил, — однако убить вейлу так же легко, как маггла, на неё действуют все заклинания и проклятия, в том числе и непростительные... Это всё... — Северус собирался закончить свою лекцию, но внезапно что-то вспомнив, продолжил, — если бы не кое-что ещё.
— В наше время некоторые вейлы выступают в качестве талисманов, к примеру, команд квиддича. А волосы вейлы можно использовать как «начинку» для волшебных палочек. Олливандер утверждает, что палочки с волосом вейлы внутри получаются, к сожалению, слишком темпераментные. На сегодня всё, но я бы не отказался посетить святыню.
Когда Северус, наконец, закончил выдавать важную информацию сплошным текстом, в Малой Зале на мгновение всё затихло. Зельевар сделал большой глоток напитка, чтобы промочить горло. Голос Люциуса прозвучал довольно тихо, но в полной тишине его расслышали.
— Северус, а как же партнерство и «связь до конца жизни»?
— Всё верно, друг мой, у вейл нет такого понятия. Да они ревнивы, завистливы и вспыльчивы, но любить они могут кого угодно и сколько захотят раз.
— То есть колдомедик наврал?
— Нет.
— Но как? — Подключилась к разговору Нарцисса.
— Дело в том, что даже если в информации о вейлах нет упоминания партнерства и связи, само это явление имеет место быть.
— И? Ты что-нибудь узнал?
— Не зря же я перечитал почти половину твоей библиотеки… Не без помощи магии, естественно, — усмехнулся Северус.
— Не только перечитал, но и запомнил, — уточнила Нарцисса, она выглядела ошеломленной.
— Спасибо, Цисса, — польщено склонил голову Северус и начал свой рассказ, — если говорить кратко и не вдаваться в подробности, то феномен партнерства известен очень давно. Однако он мало изучен. На данный момент есть не много свидетельств, упоминающих об этом. То, что мне удалось найти – это то, что связь действительно объединяет на всю жизнь. У древних философов была теория, выходящая из той, в которой говорится о четырнадцати жизнях, что в мир мы приходим разделенными на две половины и на протяжении всех четырнадцати перерождений мы ищем по свету свою половину. Ищем, ошибаясь и связывая свою жизнь с кем-то другим, тем самым мы мешаем в поисках истинной пары не только себе, но и другим. Шанс найти в одно и то же время, в одном и том же мире свою половину невероятно мал. Философы утверждали, что если такая связь действительно есть, то она невероятно сильна, однако, не совсем стабильна.
— Как это?
— Я всё расскажу, Нарцисса.
— Не перебивай, дорогая, — грубовато одернул жену Люциус, которого очень волновал вопрос партнерства сына с наследником Поттеров. Мальчик был сыном тех, кого Тёмный Лорд убил самолично, а потом исчез.
— Связанные партнерскими узами не только чувствуют и понимают друг друга, как самих себя, но и способны всем делиться: магией, знаниями. Связанные найдут друг друга, будь они даже на разных полушариях земли или в разных мирах. О мирах я говорю потому, что в словах колдомедика о смерти «в один день» есть истина. Если один умер, ушел за завесу, то второй непременно последует за ним. Это как ощущать себя только на половину живым, словно потерял что-то очень ценное, без чего нельзя дышать. Жить может только целое или то, что пока не познало целостности. Так учат философы древности. А теперь о стабильности. Кроме шестого чувства в отношение партнера есть одна немаловажная деталь. Деталь о привязанности и потребности. Один из партнеров будет в любом случае сильнее нуждаться в другом. В рукописях, датируемых началом позапрошлого тысячелетия, говорится о том, что возможно несколько перемен местами этих самых полюсов в отношениях, но всегда есть тот, кто нуждается сильнее другого.
— И пока этим нуждающимся является наш Драко? — осознала аристократка и отложила столовые приборы, — это плохо, Северус?
— Говорят, что счастлив тот, кто любит немного больше другого, — постарался утешить её мужчина, что было ему вовсе не свойственно.
— Понятно...
В комнате воцарилось долгое молчание, однако наученные горьким предыдущим опытом взрослые тут же устремили свои взоры на детей, боясь, что молчание тех испугает. К их общему удивлению, мальчишки сладко спали.
— В тебе пропадает лектор, Северус. Студенты полюбили бы твой предмет, — бледное лицо лорда Малфоя преобразилось легкой улыбкой. Люциус негромко щелкнул пальцами и приказал появившемуся домовому эльфу унести ребят в спальню Драко.
— Ты ещё не думал о карьере профессора Хогвартса, Северус?
— Если ты не прекратишь издеваться... — строго начал зельевар, но закончил чуть тише, отворачивая голову в сторону, — я за себя не отвечаю.
— Прими мои искренние извинения, — Люциус легко коснулся своей рукой, лежащей на столе кисти зельевара, но вскоре отдернул ладонь, — Однако, мне кажется, тебе стоит попробовать себя в роли профессора, к примеру, зельеварения, или ЗОТИ. Да, ЗОТИ тебе пойдёт больше. Через каких-то девять-десять лет нам придётся отправить ребят в школу. Было бы хорошо иметь в её стенах своего человека.
— Если исходить из такой постановки вопроса, то я должен подумать... — он прогнал ненужные, назойливые мысли, проскользнувшие из глубин его подсознания вследствие ни к чему не принуждающего прикосновения, — но всё равно пока рано говорить об этом.
— Да. Сейчас есть куда более важные, требующие быстрого решения, проблемы.
— Как идут дела с моим опекунством, Люциус? Насколько всё плохо?
— Не так плохо, как могло бы быть, но и не гладко. Я навел справки... В Министерстве много доверенных лиц Дамблдора, но они отчего-то очень сильно насолили Фаджу. Хотя я предполагаю, что это из-за будущего министерского места, за которое так держится заместитель Министра Магии. Этим можно и нужно воспользоваться. Также в Министерстве работают несколько чистокровных и тех, кто не поддерживает политику объединения чистокровных с... магглорожденными и... полукровками.
— Спасибо за старание не обидеть меня, Люциус. Я являюсь чистокровным, хотя, когда-то — он интонационно выделил последнее слово, — в роду и был один единственный маггл, — Северус ухмыльнулся.
— Не за что... В отделе магических семей и опекунства есть некая Ноксиэлла Розье*, дальняя родственница Друэллы Розье, Матери Нарциссы и жены Кингула Блэка. Кингул Блэк брат Вальбургии Блэк, чьим сыном является Сириус Блэк... Кстати, я давно не читал газет... Но это потом... Надо напомнить ей о связи с Малфоями - она может помочь... Но, как уже говорил, этим займусь я, а вам предстоит трудная работа над тем, как скрыть мальчика на довольно продолжительный, нужный для его взросления и воспитания, срок...
— Кхм-кхм, — привлекла к себе внимание Нарцисса немного неуверенным покашливанием, — раз мы перешли на тему связей чистокровных семей, то и мне есть что сказать... А точнее дополнить то, что начал ты, Люциус.
— Да? Думаю сейчас самое подходящее время, дорогая. Ты ведь что-то нашла, там, в библиотеке?
— Я нашла много полезной информации, но на данном этапе, я думаю, нам пригодится помощь той самой дальней родственницей Блэков... Розье...
— А поконкретнее?
— Я о родственнице матери. О Ноксиэлле Розье... У них в дальнем родстве находятся семья Делакур. А в генах Делакур есть тот самый феномен по женской линии...

Минутное молчание. Цисса опасалась худшего, но это было напрасно:
— Только не говори, что приворожила меня, Нарцисса! — лорд театрально вскинул брови.
— Наш брак, Люциус,- это брак по расчету, но в моей крови тоже могут быть гены магического существа... — она успокоилась и улыбнулась уголками губ, — правда здесь есть несоответствие с твоим рассказом, Северус. Мне кажется, что от частого кровосмешения вейл с другими расами их сущность теряет некоторые свои качества. Я никогда не замечала за собой ни птичьей головы с острым клювом, ни лекарского дара, но это не отрицает факта, что господин Бруссе был прав, по поводу какой-никакой а причастности моей крови к проявлению в Драко вейлы.
— Да, но то, что мой сын вейла всё ещё уникально и необъяснимо. Драко - мальчик, — спокойно проговорил Люциус, рассматривая свою супругу с новой для себя стороны.
— А ты смотрел, что у него между ножек, Люциус? — улыбнулся Северус своей самой хитрой улыбкой, — ты ведь никогда не брал его на руки... Может Драко - девочка?
— Северус! — хором возмутились супруги Малфои.
— Это была шутка. Просто шутка, — спешно отступил зельевар, показывая открытые ладони.
— Ты невыносим... Я держал на руках сына, — Нарцисса перевела взгляд на мужа, который по её мнению слишком легко попался на шутку Северуса, — Точно мальчик, — Люциус опустил наигранно невозмутимый взгляд в тарелку, отставляя столовые приборы.
— Предлагаю всем заняться делами, — перевел тему хозяин поместья, — Я сегодня же направлю письмо Ноксиэлле Розье. Надеюсь, ответа долго ждать не придется.
Люциус торопливо поднялся и вышел из залы, держа спину напряженной, но ровной. Минутное молчание прервал удивленный бархатистый голос.
— Кажется, я перестарался..
— Что? А... Северус, не заостряй на этом внимание. Здесь все свои. Мы довольно сильно утомились, но ещё рано расслабляться. Пойдём, я проведу тебя в закрытую часть библиотеки, — произнесла Нарцисса, поднимаясь из-за стола. Зельевару ничего не оставалось, кроме как последовать за ней. Женщина собиралась провести его в тот самый тёмно-магический кладезь- отказываться было бы просто преступно.
Трудное начало дня прошло, и начиналось не менее трудное его завершение.

@темы: Главы

URL
   

Сны вейлы или А если так?

главная